Журнал
Гражданские медиа. Первое Дальневосточное социальное СМИ
Первое Дальневосточное социальное СМИ

Сила внутри тебя

Автор: Арина Семёнова Фотограф: Карина Шагинян
03.08.2018

МОЙ ВЫБОР – ЖИТЬ ДОСТОЙНО

Игорю Гармашу 25 лет и он незрячий. У него есть хорошая семья, много друзей и любимая девушка. Он окончил университет с отличием, знает английский и французский, играет в компьютерные игры, любит хорошее кино и литературу и не представляет свою жизнь без музыки. Игорь отказывается жалеть себя. Наоборот.  Он сильный и не считает свое отклонение большой помехой: «Руки и ноги есть – справимся». Девиз Игоря: поддерживать себя в тонусе во всём, прорываться, идти вперёд, не застаиваться на одном месте и главное не регрессировать.

К Игорю мы пришли в гости с фотографом Кариной. У двери нас встречает улыбающийся человек, который сразу начинает подшучивать над нашей пунктуальностью. К слову, пришли мы в точно назначенное время. Смотря на Игоря, не сразу понимаешь, что человек незрячий. Уверенная походка, хорошая координация. Игорь уверенно закрывает дверь и проводит нас в комнату, там у него звукозаписывающая студия: несколько синтезаторов, и все разноплановые. Игорь с детства занимается музыкой, а сейчас не представляет свою жизнь без неё. Он вокалист, выступает на разных площадках города, даёт уроки вокала, играет на клавишных инструментах и с недавнего времени пишет аранжировки. Большие колонки на стенах, экран компьютера и джойстики от приставки выдают одну из главных страстей Игоря – компьютерные игры. 

2.jpg

В комнате много книжных шкафов и рамок с фотографиями. Есть диван, компьютерное кресло и мяч – фитбол. Игорь садится на мяч, легко отыскав его в комнате. Он называет его «мыслительным», говорит, что мяч помогает ему сосредоточиться, когда нужно что-то быстренько обдумать. Игорь поворачивается ко мне, и ему даже не приходится объяснять, где я сижу, он сам чувствует. И уже через некоторое время я совсем забываю, что он незрячий.

− Я просто хочу нормально жить! Хочу, чтобы меня не считали ущербным человеком, а считали нормальным — вот и вся сила. Просто нужно заниматься чем-то, а не существовать в своём маленьком мирке.

У Игоря – ретинопатия недоношенных. Это тяжелое заболевание глаз, поражение сетчатки, которое развивается у глубоконедоношенных детей. Игорь родился на 6-ом месяце беременности, весом в полтора килограмма. Сейчас этот диагноз – не проблема, младенцам подшивают сетчатку, и ребенок может видеть. Но на тот момент, когда родился Игорь, таких операций не делали. «Я родился немножко не вовремя», - улыбается Игорь. Его глаза никогда не работали − они просто атрофированы. Были попытки вернуть зрение в детстве. Мама возила Игоря даже на операции в Японию. Там глаза фактически сожгли. Из-за этого глаз сейчас практически не видно, вместо них маленькие щелочки. Но Игорь никогда не комплексовал по этому поводу, впрочем, как и из-за своей слепоты. Он даже предлагает нам подойти поближе, рассмотреть глаза: «Смотрите, если не испугаетесь».  

- Шансов вернуть зрение нет, - объясняет Игорь, - но я знаю, что сейчас идут какие-то разработки по компьютеризованному зрению. Честно говоря, даже не представляю, как это будет работать, и можно ли это будет испробовать на мне. Предполагаю, что это супердорого. 

3.jpg

«ХОЧЕШЬ БЫТЬ СЛЕПЫМ – БУДЬ!»

«Моя мама, не щадя мне всегда говорила: ты в любом случае хуже, чем остальные. Но ты должен делать что-то, чтобы не отставать от обычных людей. Хочешь быть слепым дурачком – будь. Не хочешь – не будь. А я тебе помогу».

Помогала. Всегда. Именно мама Игоря – Елена Валентиновна все силы потратила на то, чтобы воспитать в Игоре сегодняшнюю раскованность и любовь к полноценной жизни.  

4.JPG

− Я матери буду благодарен всегда за то, что она заложила во мне фундамент нормального развивающегося человека.

После рождения сына Елена Валентиновна начала заниматься с ребёнком, в которого не верили даже врачи. Она получила второе высшее образование по специальности «психолог», работающий с «особыми» детьми, т.е. детьми с умственной отсталостью, потому что она просто не знала, всё ли в порядке с головой у сына – родился на половине срока. Врачи же были в этом уверены. Мама не верила и никогда не воспитывала Игоря, как инвалида.

3,1.JPG

С головой у ребёнка всё оказалось в порядке.  Развивался Игорь нормально. Рано заговорил, рано пошёл и всегда интересовался миром, был очень любознательным.  

− Помню, мы с мамой вечно покупали книги… много аудиокниг, аудиоспектаклей. Я слушал сказки. Мама натаскивала меня по алгебре и по другим предметам, мы вместе учились читать по Брайлю.

Правда, выучила всего лишь базис, потому что зрячему человеку очень трудно работать с языком для слепых. Но этого было достаточно для начальных этапов обучения, потом азбуку Игорь учил сам. Да и к тому же, с этими точками Елена Валентиновна сильно посадила зрение.

Папа у Игоря тоже есть. Он не ушел из семьи после рождения больного ребёнка, как это иногда бывает. Отец не знал, как обращаться с незрячим и поэтому решил помогать по-другому: он полностью обеспечивал семью.

− Он старался делать так, чтобы у меня всё было, - рассказывает Игорь, - любые игрушки, любые вещи. Я рад, что наша семья сохранилась, у нас всё было в порядке.

В семье есть ещё два ребёнка – старшие дочки. Они тоже всегда любили Игоря и помогали во всём. Родители приучили относиться к брату, как к равному себе. С таким настроем он сейчас и живёт.

- Я никогда не ругал судьбу, не спрашивал за что, почему это произошло именно со мной. Я не знаю, как это видеть – меня этого не лишали, я всегда был таким, и для меня это нормальное состояние, такое же, как и для вас – видеть. 

5 фото с семьёй.JPG

ЛЮДИ МЫСЛЯТ СТЕРЕОТИПАМИ

Часто людям сложно поверить, что незрячий человек может жить так же, как и обычные люди.  

И Игорь признаётся, что незрячие от части в этом виноваты сами:  

-  Просто выходит, что часто слепые жалуются на свою судьбинушку, их же, всем обделили... Именно этот фактор и формирует в обществе здоровых тот шаблон, что все слепые – беспомощны.

Игорь уверен, что проблема социальной адаптации детей-инвалидов сегодня наиболее очевидна и актуальна. А главная проблема в гиперопеке родителей над своими детьми.  

− Не опускайте руки, не ставьте на своем ребенке крест и пылинки с него не сдувайте, - просит Игорь, - ребенок нормальный! Если там только слепота без отклонений, то ни в коем случае нельзя относиться к ребёнку, как к инвалиду. Потеря зрения компенсируется в другом – в остром слухе, обонянии, осязании, памяти – развиваются другие аспекты. Смените тактику его развития с визуальной на тактильную, слуховую и вы воспитаете вполне нормального и даже успешного ребёнка! А если будете с ним носиться, как с фарфоровой куклой, то получите «тепличного» ребёнка, который даже бутерброд себе приготовить не сможет. Зависит всё от воспитания, заложенного характера.

КАК ОН ЖИВЁТ?!

Игорь рассказывает, что до сих пор люди задают глупые вопросы, например: «А как вы готовите? А как вы убираете за собой?» В этих случаях на помощь приходит чувство юмора: «Как-как…на глаз!».

В квартире Игоря нет специальных приспособлений для незрячих, они и не нужны. Проблем с повседневными делами у него не возникает.

− Я могу убраться дома, могу ковер пропылесосить, могу по полу с тряпкой пройтись, но «вау-эффекта» это явно не вызовет, что-то обязательно пропущу. Убираться, если честно, не люблю. А вот готовка и кухня – без проблем.

Существует много маленьких деталей-помощников, которые зрячие люди не замечают. Например, на пульте от телевизора на цифре пять есть маленькая выпуклая точка – это опознавательный признак для незрячих. Она нужна для того, чтобы найти ее пальцем на ощупь. А от пятерки уже всегда понятно, какие цифры идут потом, потому что пятерка всегда в центре. Такую же деталь можно найти и на трубке домашнего домофона. В лифтах, например, под цифрами можно заметить точечки – это шрифт Брайля.

Пока мы болтаем, Игорь готовит обед. Наблюдаю: достает все нужные ингредиенты: спагетти, сосиски, сыр, лук, приправы. Быстро очищает лук и начинает его резать. «Нет, глаза у меня не слезятся», - смеётся он.

6.jpg

7.jpg

Включает мультиварку. Расположение всех кнопок знает. Главное, чтобы экран был не сенсорный – с этим сложнее. Далее режет сосиски и добавляет их к луку, сам стоит и помешивает все это деревянной лопаткой.

- Вы чувствуете этот запах? Ароматно пахнет. Я добавил хмели-сунели, будет вкусно, - уточняет Игорь и высыпает в кастрюлю нужные пряности.

Игорь знает, где шкаф с приправами, знает, какая приправа нужна ему, знает названия и различает их.

- Я всегда оперирую нормальными понятиями, - объясняет он, управляясь с домашними делами, - разговариваю на языке «зрячих», потому что так привык – и это нормально. У меня уже сложилось определённое миропонимание, мироощущение. Я даже знаю цвета на уровне ассоциаций. Например, чёрный, как уголь, красный, как кровь. Некоторые вещи я просто запоминаю: крокодилы зелёные, мыши серые или белые и так далее.

Вообще, Игорю часто приходится доказывать людям, что он такой же, как и они.

− У нас инвалидов во многих аспектах за людей не считают и относятся либо очень жалостливо, либо очень удивленно. У людей порой челюсти отваливаются, когда они узнают, что я ещё и обеды готовлю.

Пока варятся спагетти, Игорь рассказывает:  

− Многие слепые неуверенно чувствуют себя в пространстве, зачастую они передвигаются шаркающей походкой. Я же уверенно ощущаю себя и совершенно спокойно могу ориентироваться. Если хожу с людьми, то в основном меня не нужно предупреждать о каких-то ступеньках, бордюрчиках, препятствиях – я банально чувствую это по человеку, либо просто успеваю среагировать.

По городу Игорь передвигается обычно с кем-то. Он держит человека под руку и идёт. Игорь признаётся, что на самом деле, он не очень может ходить в городе самостоятельно. У него никогда не возникает такой необходимости, просто потому что он всегда находится в окружении людей. Но трость для слепых у него есть, и он планирует заняться самоориентированием из любопытства. Говорит, что получится.

8.jpg

Условий для передвижения незрячих в Хабаровске практически нет. Есть специальная плитка, её называют тактильной. Она позволяет незрячему человеку сориентироваться. Ступив на такую плитку, человек может добраться до нужного ему места. Но такой плитки в городе мало, ей кладут некоторые дорожки, а зимой эта тактильная плитка превращается в сплошной лед – спокойно не пройдёшь.  

Для передвижения на общественном транспорте условий тоже нет, и обычно Игорь едет с кем-то, но, если ему нужно, может поехать и один.  

- Например, раньше мы жили на другой квартире, и мне каждый день нужно было добираться до общества слепых, а потом ехать обратно домой. Чтобы не отвлекать Наташу, я спокойно выучил маршрут и добирался сам. Главное, нужно уметь спрашивать у людей – язык до Киева доведёт. А на остановке меня встречали. Но чаще, если мне нужно по делам, то я просто беру такси и еду в нужное для меня место.

Игорь особого внимания на отношение людей к нему не заостряет, говорит, что встречается разное. Есть люди, которые видят и не бояться помочь, и даже не спрашивают о помощи, а просто молча помогают, и это не может не радовать:

— Вот на днях, например, ехали в автобусе и когда выходили на нужной остановке, в автобус собирался зайти парень. До того, как подняться на ступеньки, он помог мне без всяких вопросов. Он просто взял меня под правую руку, подстраховал и помог спуститься – я не нуждался в этой помощи, он просто сделал это по собственному желанию, и это было приятно.

Бывает иначе. Когда Игорь идёт под руку со своими друзьями-парнями, от людей он слышит многое. Часто их принимают за людей нетрадиционной ориентации. Им так и орут: «Вы чё, п******ы, что ли!»   

- Был случай, - рассказывает Игорь, - как-то я сидел на репетиционной точке в городе и играл на клавишах. Когда я чем-то занят, особо не отвлекаюсь, головой не верчу, смотрю в одну точку и всё, сижу в очках. А тут пришли какие-то быдло-парни и начали с ходу вопросы задавать: «ты чё, типа под веществами, чё в одну точку пыришься?!»

На такое он не обращает внимания, смысла нет: «Меня обидеть и задеть очень сложно, это практически невозможно, я весёлый тролль по жизни».

«Я ПРОСТО РЕШИЛ СЛОМАТЬ ШАБЛОН»

Перед трудностями Игорь старается не пасовать, если в голову что-то взбрело, и это можно попробовать осуществить, – он попробует.  

По своему желанию он поступил в Педагогический институт, на кафедру иностранных языков. Закончил обучение он с отличием по специальности преподаватель английского и французского языков.

− Я просто решил сломать шаблон! Это же прикольно, - смеётся Игорь, -  тем более, у меня были к этому способности. Большинство слепых едут обучаться на массажистов в Кисловодск или идут на психологию. Я не хотел этого.

Игорь решил поступать в университет, ещё обучаясь в специализированной школе слепых и слабовидящих. Игорь вспоминает, что его класс вообще был сильный и большинство ребят пошли учиться дальше. В классе было всего двое незрячих – он и ещё один мальчик, остальные с проблемами по зрению.   

Сдавал ЕГЭ на общих основаниях и создал большие проблемы своим выбором экзаменов, а именно, английским. Сдавали вместе с лучшим другом Димой. Это одноклассник, у него также проблемы со зрением. Для них были напечатаны специальные варианты.  А готовился Игорь по обычным тестовым заданиям вместе с репетитором, так как тренировочных тестов на Брайле нет.

В итоге, набрал 36 баллов, и этого было недостаточно для того, чтобы поступить на нужную для него специальность «Перевод и переводоведение». Но это была не единственная проблема при поступлении – Игоря вообще не хотели брать из-за 1 группы инвалидности, «нерабочая группа».

Для того, чтобы получить возможность учиться, нужно было поменять формулировку в его программе реабилитации, добавить строчку, что Игорь может обучаться. Тогда мама вместе с Игорем пошли в министерство образования Хабаровского края. Там Елена Валентиновна попросила, чтобы с её ребёнком просто поговорили и поверили, что учиться он может. Поговорили. И позвонили в комиссию по работе с инвалидами, попросили поменять формулировку в его индивидуальном плане реабилитации. Игоря приняли. Но не туда, куда он хотел.  

− Меня взяли на французский! Я очень психовал, не хотел. Французский, откровенно говоря, полгода терпеть не мог, мне он просто не нравился – потом привык.

В группу попал вместе с одноклассницей со школы Полиной. И тогда уже чувствовал определённую уверенность, свой человек есть. Был единственным парнем в группе. Девчонки всегда относились к нему хорошо и помогали.

- Когда ты единственный парень в группе – ты не можешь быть неинтересным, - смеётся Игорь. 

9.jpg

В университете с обучением проблем не было, он учился, как обычный студент: так же хитрил, нарушал дисциплину, на равных сдавал экзамены. Единственное,  делал всё помедленнее, чем остальные, и преподаватели упрощали ему некоторые задачи. Когда не было возможности упростить, находили другие выходы.

− Например, на 1 курсе у нас была латынь, возможности найти этот учебник в электронном варианте не было. Поэтому преподавательнице я сдавал лексические минимумы устно, писал диктанты.

В основном, весь материал Игорь готовил в электронном виде – преподаватели тоже скидывали материалы на флешку, почту – это спасало, так как Игорь хорошо владеет компьютером. Вместо записей и лекций у него был диктофон и ноутбук.

Компьютер для незрячего человека — это окно в современный мир, считает Игорь. Именно поэтому сейчас он «продвинутый пользователь» любых устройств.  

КАК ЭТО РАБОТАЕТ?

Работа за компьютером для незрячих – это не проблема. Сейчас для людей с ограничением по зрению есть множество программ, которые озвучивают всё содержание экрана — это программы экранного доступа. Их можно установить на любой компьютер бесплатно. Сейчас Игорь пользуется соцсетями и мессенджерами, так же как обычный человек. 

10.jpg

За время нашего разговора Игорю постоянно приходили сообщения.

Новое сообщение – звуковой сигнал.

Каждый новый час – звуковой сигнал.

Игорь берет телефон, прослушивает сообщения и начинает печатать на выключенном экране. Я спрашиваю: «Стоп, как ты это делаешь? Экран ведь выключен, где клавиатура?» Он смеётся: «А мне зачем? Мне-то не нужно!» Оказывается, в любой телефон можно установить программу экранного доступа, каждое нажатие на букву клавиатуры проговаривается, а чтобы она пропечаталась, по ней просто нужно щелкнуть дважды. И не важно - включен экран или выключен. Скорость голосового прочтения тоже можно менять. У Игоря все слишком быстро, и от этого я не разбираю слова. Игорь объясняет, что в любой телефон можно установить программу и даже из интереса посмотреть, как это работает.

Игорь первый слепой стример-геймер на Дальнем Востоке, который транслирует прохождение компьютерных игр на YouTube и Twitch (канал Игоря , он же «Слепой Приключенец»). И это к тому же желанию - разрушать стереотипы о незрячих. 

- Компьютер у нас появился еще с детства, и до определённого времени я наблюдал за своими сёстрами, которые во что-то там постоянно играли, мне стало интересно. И я тоже попробовал, так как был очень любознательным ребёнком.

Работать на компьютере Игорь начал только в школе на уроках информатики – тогда он изучил русскую клавиатуру. Потом попробовал пользоваться Интернетом, и ему понравилось.  

Сейчас для Игоря владение компьютером, как и другими устройствами, – это обыденное дело. Иногда он помогает в организации концертов и самостоятельно управляется с аппаратурой − включает минусовки и регулирует звук.  

Всё дело в считывании звуковой палитры, он воспринимает происходящее до мельчайших деталей. Человеку, который видит, – это сложно понять. У Игоря сформировывается полное звуковое восприятие – будь то игра или фильм. Слух – его глаза.  

- Зачастую я сталкиваюсь с людьми, которые не знают, как задать самый простой вопрос из разряда о каком-нибудь фильме, − рассказывает Игорь, − люди просто пытаются подменять понятия. Вместо «смотрел тот или иной фильм» они говорят «слушал ли ты его». И всё это с заминками и смущаясь. И меня, на самом деле, это очень сильно раздражает! Я очень много чего читаю и смотрю, и меня эта дебильная подмена понятий бесит.

Такое отношение Игорь списывает на шаблонность людей и «зашоренность сознания». Его это не обижает, потому что люди просто не знают, как общаться с незрячими и не понимают, что себя они позиционируют обычными нормальными людьми.  

- Если человек рядом начинает смущаться, я сразу ему говорю «стоп». Сейчас мы будем с тобой общаться на равных, я обычный нормальный человек – я разбираюсь в кинематографе!

Игорь часто ходит в кино и старается не пропускать интересные новинки. Когда ему протягивают 3D очки, он просто говорит: «Спасибо, мне не нужно».

В квартире Игоря много книг – как на языке Брайля, так и обычных. Кто имеет представление о книгах для незрячих понимает, что они в несколько раз превышают объем обычных. На полке у Игоря 7 томов словарей по английскому языку и музыкальные пособия. Нотную грамоту он учил тоже по Брайлю. 

12.jpg

12.1.jpg

Игорь с детства занимается музыкой и в будущем видит себя музыкантом. Он вокалист, выступает на разных площадках города, даёт уроки вокала, играет на клавишных инструментах и даже пишет аранжировки. 

13.jpg


У МЕНЯ ВСЕГДА БЫЛИ ДРУЗЬЯ

- Зрячих друзей у меня больше, потому что я практически всегда находился в их кругу. Кроме того времени, когда я учился в специализированной школе для слепых и слабовидящих детей. И они не совсем слепые, у них просто проблемы со зрением.

Друзья к Игорю приходят, как к себе домой, в доме дружеская атмосфера. Мы с Кариной уже познакомились с Таней и Наташей, которые недавно пришли. С первых минут общения сложилось впечатление, что мы знакомы уже давно.  

Таня − подруга детства Игоря − рассказывает, что у неё никогда не возникало дискомфорта в общении с ним:

− Так получается, что он находит язык с любым человеком, умеет расположить к себе любого, найти подход, что ли. Некоторые, когда с Игорем знакомятся, не сразу понимают, что он незрячий – а потом через некоторое время и вовсе забывают, что он слепой. Вообще многие спрашивают, как мы общаемся. У людей возникает интерес, им просто любопытно, потому что есть люди, которые никогда не видели слепых.

Бывают случаи, когда Тане становится неловко за какие-то свои слова:  

- У меня зрение плохое, я линзы ношу, ляпну иногда, что не вижу что-то, а потом вспоминаю, что Игорь вообще не видит. И мне так стыдно становится, а Игорь ржёт и говорит «и я тоже не вижу».  Вспоминаю один случай часто, я тогда во 2-м классе училась и Игоря обманула с таблицей умножения. Он у меня таблицу начал спрашивать, я отвечаю, а сама подглядываю в ответы, думаю, он же всё равно не видит. Он меня так нахваливал, но потом появилась его сестра Оля и пальцем мне пригрозила. Про этот случай я ему только через много лет рассказала.  

14.jpg

А бывают и комичные моменты, которые потом без улыбки и вспоминать невозможно. Однажды мама Тани наблюдала за встречей Игоря с его другом. Оба незрячие. Так они обнимают друг друга и кричат: «Как мы с тобой долго не виделись!» Игорь смеётся: «А что я должен был ему говорить?! Как мы давно друг друга не щупали?!»

На кухне появляется Наташа и ставит чайник.

А ЧТО, ЕЕ МОЖНО ПОЦЕЛОВАТЬ?

Наташа и Игорь встречаются больше года и практически всё это время живут вместе. Наташа - зрячая.

А познакомил их случай и общая подруга Алина. Однажды Игорь приехал на фестиваль французской музыки во Владивосток, а Наташа там помогала со съёмкой.

− Игоря я и раньше встречала на фестивалях, − смущается Наташа, − но не знакомилась с ним. Игорь всегда смеётся, говорит: «Я тогда плохо пел и был ей неинтересен». На этом фестивале мы познакомились и просто начали общаться. Он мне сразу понравился, он был таким обаятельным, заболтал меня!

Игорь вообще не сразу понял, что нравится Наташе. Она видела, есть симпатия, но боялась, «вдруг, показалось».  

− Я его гулять сама звала! Три раза! Пошла его провожать до квартиры и зашла в подъезд, в щёчку поцеловала и убежала… а потом, на следующий день, звоню и снова гулять зову, а он «ой, у меня голова болит, если перестанет, я тебе перезвоню». Я думаю, ничего себе, он меня ещё и динамит, расстроилась. А он позвонил

15.jpg

На следующий день Наташе нужно было уезжать домой, живёт она недалеко от Владивостока. Уехала.  

Второй этап своих отношений они называют «ватсапным». Он в Хабаровске, она в Приморье. Так и общались. Спустя время Игорь позвал её в гости к себе домой.

− Я думала, посижу у него пару неделек всего, а вместо двух недель осталась на 1,5 месяца. Приехала я к нему в конце апреля в пальто, уезжала в середине июня в шортах. По приезду дома просидела 1 неделю и не выдержала, сказала маме «всё, мам, не могу, я переезжаю».

Родители, как и друзья Наташи, отнеслись спокойно к её выбору отношений с незрячим парнем. Папа, правда, сначала испугался «как вообще так? а если ты с ним расстанешься? это же как-то получится не очень красиво…» Мама же сразу заинтересовалась.  

Семья Игоря Наташу приняла тоже хорошо, как свою.

Отношения у Игоря были и до Наташи, дважды. Но он всё равно привык к тому, что чаще девушки держали его во «френдзоне». Они говорили, что он классный, с ним весело, но на большее не были готовы.  

Наташа рассказывает, что у неё сомнений не было, она даже не думала об этом. Переехала. Сложностей в приспособлении к жизни с Игорем нет, он не маленький ребёнок и неудобств не создаёт.  Бывают и ссорятся, конечно.

Наблюдая за Наташей и Игорем, я замечаю, что они хорошо дополняют друг друга. Он – иногда вспыльчивый. Она – спокойная. Мои наблюдения подтверждает и Таня:

— Это правда. Игорь, бывает, что-то бубнит, недоволен чем-то, а Наташа подойдёт, обнимет его крепко, и он успокаивается. Они вообще подходят друг другу. Я очень часто слышу, как Игорь говорит: «Надеюсь, навсегда». 

16.jpg

Наташа во всем поддерживает Игоря, даже в его увлечении компьютерными играми. Часто играют в одной команде: «Я почувствовал в ней ниточку геймера», - смеётся Игорь.

Сейчас Игорь с Наташей хотят пожить для себя, о детях пока не думают, но завести в будущем планируют.


ОТ АВТОРА

Игорь сказал: «Нормальные люди с инвалидностью живут нормальной полноценной жизнью - пусть таких будет больше». Ушли мы с Кариной только под вечер со странным ощущением давней дружбы. До знакомства с Игорем я представляла его идеальным... правильным, что ли. А он оказался совсем обычным, простым человеком, иногда ругающимся матом и не любящим мыть полы. Игорь просто живет, не борясь за свои права, не заостряя внимания на отсутствие зрения. Он всегда был таким и для него это норма. А особенным он становится только в наших глазах.



Вернуться к списку историй

Смотрите также