Журнал
Гражданские медиа. Первое Дальневосточное социальное СМИ
Первое Дальневосточное социальное СМИ

Нетипичная мусульманская история

Автор: Марина Бобришова Фотограф: Александр Шабовта, Антон Уба, Светлана Тиканова
27.07.2018


На первый взгляд, история этих героев может показаться слишком идеальной, даже приторной. Непривычно нам видеть девушку-мусульманку не в чёрном одеянии, покрытую с головы до ног, а в разноцветных, со вкусом подобранных нарядах. У Лии есть всё самое необходимое: жильё, работа, любящий муж. И даже права есть - хотя мы не раз слышали, что у мусульманок нет ни выбора, ни свободы.

Этой историей мы ни к чему никого не призываем. Вообще. Мы лишь рискнули разобраться в этой сложной теме, чтобы понять, действительно ли всё так страшно в мире ислама, стоит ли думать, что все мусульмане – террористы и надо ли бежать, сломя голову, когда в автобус заходит женщина в хиджабе. Опрос показал, что многие люди так и считают и испытывают, если не страх, то какой-то дискомфорт.

Этот материал мы готовили два месяца. Слишком интересные герои, тема и события, которые происходили. Эта история о “типичности”, которая в голове. Мы понимаем, что человеку, который хорошо разбирается во всех тонкостях ислама, серия этих материалов может показать слишком банальной и поверхностной. Но лично мне, человеку нерелигиозному, эта история частично обрисовывает повседневную жизнь мусульман. Иногда разрушает стереотипы и даёт ответы на определённые вопросы.

Первая часть нашей большой истории, скорее бытовая, чем религиозная, показывает обыденную и мирскую жизнь наших героев, как мне казалось, нетипичную для мусульман.

«Брат, тебе направо»

Заходим с фотографом Сашей в комплекс, где проходит IV Дальневосточный мусульманский форум. Нас проверяют металлоискателем, заглядывают ко мне в сумку – ничего опасного не принесла. За стойкой в гардеробе стоят пять девочек, лет 10-12-ти, в почти одинаковых белых одеждах с покрытой головой, мило улыбаются всем приходящим на форум.


Я внимательно оглядываюсь по сторонам: здесь и мужчины в строгих костюмах, начищенных туфлях - по-видимому, представители власти, и преподаватели ВУЗов, и студенты. В толпе даже мелькает бордовая одежда буддиста. Но подавляющее большинство пришедших – мусульмане.

Для меня, человека нерелигиозного, а как впоследствии объяснит наш герой – «человека с удобной светской позицией», обстановка на форуме крайне непривычная.

Вокруг председателя Духовного управления мусульман на Дальнем Востоке Ахмада хазрата Гарифуллина толпятся журналисты с диктофонами и микрофонами, на повестке форума обсуждение стереотипов и реальностей ислама. Становлюсь рядом с коллегами, протягиваю диктофон: разговор идёт про экстремизм, терроризм, что-то про работу с молодёжью, про нехватку мечетей в Хабаровске. Внимательно вслушиваюсь, но понимаю: беглая заметка о том, что форум был, есть и будет – мне не нужна, а за пару часов во всех тонкостях ислама я не разберусь. Надо как-то выкручиваться.

Через несколько минут начинается форум. Проходим с фотографом в зал. Мужчина в вязаной тюбетейке, закрывающей макушку головы, с бейджиком «организатор» говорит Саше: «Брат, тебе - направо, а девушке – наверх». У меня в голове мысль «Это ещё зачем? Мы ведь работать пришли!». Впрочем, Саше всё равно придётся бегать по залу, а я спокойно пойду наверх и сяду на последний ряд. Звучит музыка восточных мотивов, люди прибавляются. Мужчин всё также просят не садиться за дамами, но в основной части зала не хватает мест – мужчин слишком много, и оставляя пустыми два ряда, их садят позади женщин.


Дальше всё стандартно: выступления с пожеланиями, кофе-брейк, работа площадок, круглые столы. К концу форума у меня в голове так и не возникла композиция материала. Есть проблемы, о них говорят, их решают, по крайней мере, пытаются. Но для того, чтобы понять этот мир изнутри, хочется чего-то житейского. Решаю - нужен герой со своей историей.

В прошлом – модель, в настоящем – мусульманка

На тот момент мне казалось, что найти человека, который согласится рассказать о своей жизни в исламе – невозможно, по крайней мере, много я от него не узнаю. Знакомство с Лией Гилязевой частично изменило это мнение.

О Лии (это её мусульманское имя, в прошлом – просто Оля) я узнала случайно - через инстаграм. Ещё до дня нашего знакомства меня поразили в ней три вещи. Она не боится открыто писать о своей жизни до ислама и том, что происходит сейчас. Её социальные сети пестрят яркими снимками в современных стильных нарядах, а не в чёрных, или хотя бы в бархатных одеяниях, как представлялось это мне. И последнее, что вызывало много вопросов: Лия 15 лет своей жизни посвятила модельному бизнесу, поэтому где-то глубоко в архивах у неё всё ещё хранятся фотографии в коротких шортах и мини-юбках. В голове не укладывалась мысль: зачем русская девушка, стройная, с модельной внешностью, с успехом в карьере, в один миг решила отказаться от всего привычного, покрыть своё тело и стать мусульманкой?


На наше предложение встретиться и посодействовать в написании материала, Лия отреагировала приветливо, но попросилась прийти вместе с мужем Алмазом, чтобы рассказать их семейную историю, где каждый оказал друг на друга влияние в принятии решения стать мусульманином.

Путь к исламу

У Лии и Алмаза есть своя фотостудия, там мы и назначали встречу. Как сейчас помню, нас встретила высокая девушка в длинном платье на каблуках. Самой необычной деталью, которая отличала её от других девушек, был розовый платок, покрывающий всю голову и шею одновременно. Всё ещё ожидая увидеть чёрный хиджаб, я сразу подумала: «Какая-то она нетипичная мусульманка». Как оказалось, не одна я так считала. Нетипичная она для нас, потому что мы привыкли верить, что мусульманки заворачиваются в чёрное и сидят дома взаперти. Лия - пример доказывающий, что в исламе бывает по-другому.


Сейчас Лии 31 год, 21 из которых она прожила в Новосибирске, и только год назад они с Алмазом переехали в Хабаровск. Спустя полгода после переезда она приняла ислам. С этой религией познакомилась ещё задолго до встречи с будущим мужем, но тогда ей показалось, что слишком много преград в изучении ислама, и она забросила это дело.

- Когда мне было 13 лет, у нас в школе проводили экскурсию по церквям, храмам, мечетям города Новосибирска. В мечети мне понравилось больше всего: чистое и красивое помещение с минимальной информационной нагрузкой, от нахождения в котором успокоение наполнило меня. Все разулись – меня это так удивило. Хорошо запомнился мне парень Рафаэль, который писал нам все имена на арабском языке.


Всё увиденное откликнулось у Лии внутри, но тогда она была юной и особого внимания изучению религии не уделяла. Меня поразило, что все члены семьи девушки – православные, а окна её дома выходят на храм, где она в детстве была частым гостем.

В 18 лет у Лии начались религиозные метания – изыскания.

- Изучая другие религии, мне казалось, что в исламе нужно знать арабский язык, чтобы прочитать Коран: если ты не знаешь арабский язык, то тогда тебе тут делать нечего. Почему-то тогда меня это остановило. И эту идею я отложила и вообще религию отложила. Я верила в Бога, но не привязывала себя конкретно к чему-то. Просто верила.

Тут уже в разговор вступил Алмаз.

- Лия, сейчас это называется – удобная светская позиция.


Алмаз, в отличие от Лии, этнический мусульманин. Родился в Ташкенте, но когда в Узбекистане начались межнациональные конфликты, родители приняли решение вернуться в Россию. Алмаз перебрался в Красноярск, затем искал себя в Москве. Но больше всего понравился Владивосток, где прожил 15 лет, а после приехал работать и учиться в Новосибирск, где и познакомился с Лией.  До знакомства друг с другом Лия и Алмаз уже были в серьёзных отношениях. У Лии есть девятилетний сын Максим, а у Алмаза дочь Сабина, ей 21.

«Спустя полгода я узнала, что он мусульманин»

Шёл уже второй час нашего разговора, и большую часть этого времени говорил Алмаз. Лия изредка толкала его локтём с добрым упрёком: «Ну, может, уже я скажу?». Он, если можно так выразиться, знаток ислама, она – специалист по их личной жизни. Лия помнит, где они впервые познакомились и какое время года было, когда она узнала, что её возлюбленный - мусульманин.


- Мы познакомились в 2014 году. Моя подружка говорит: «Хочешь с мужчиной тебя красивым познакомлю?». Я согласилась. Мы встретились в кафе, посидели, кофе попили, пообщались и на этом всё. На следующее утро я уехала в Питер на полгода. Через полгода я вернулась, и мы стали общаться. Первые 4 месяца мы просто чаевничали, а потом решили полностью перейти в отношения.

О том, что её молодой человек – мусульманин, Лия узнала только спустя полгода и то, совершенно случайно. Алмаз объясняет это тем, что изначально он был этническим мусульманином, то есть никаких правил особо не соблюдал и в исламе не разбирался.

- Тогда в моём понимании, все мусульмане были либо азербайджанцы, либо армяне. Такая картина складывалась, - рассказывает Лия. - Когда мы начали общаться с братом Алмаза, выяснилось, что Дамир – мусульманин. Я тогда спросила Алмаза: «А ты?». Он ответил: «Я тоже». Потом он спрашивал, не напрягает ли это меня? Но я никакого дискомфорта не испытывала, наоборот, интересно было.

Осознанное восприятие религии

Как это часто бывает, люди прибегают к вере, когда становится очень тяжело, просят помощи и решения проблем. У Лии с Алмазом похожая история. Начиная изучать ислам с самых азов, они не придавали религии особое значение. Момент, когда вера укрепилась, произошёл, когда настали трудности в бизнесе: появились долги, а платить было не из чего.

- В 2016 году у нас тяжелый период был, - делится Алмаз. - В этот момент мы стали очень много слушать, как звучит Коран. Когда мы его включали происходило какое-то облегчение. Но нам нужно было найти решение проблемы, найти способ, как выплатить долги и, слушая Коран, решение пришло. В последний час. Это послужило тому, что мы прям поверили. Так усилилась вера, что я был не просто удивлён, а поражен тем, как это «бац» и в последний момент произошло. И, наверное, после этого моё восприятие ислама стало более осознанным.


Лию иногда спрашивают: «Ты из-за Алмаза приняла ислам?». Но тут скорее, наоборот, Алмаз из этнического мусульманина стал глубоко религиозным человеком, благодаря Лии.

- Я чем благодарен Лии, тем, что когда мы начали изучать этот вопрос, мы изучали глубину. Она уже давно говорила: «Я может ислам приму». На что я отвечал: «Ты поизучай ещё». Два или три раза её останавливал фразой: «Давай ещё поизучаем».

В марте этого года Лия приняла ислам. Весь этот процесс длится две минуты. «Зашёл и вышел», - так описывает обряд Лия. Достаточно произнести шахаду – свидетельство о вере.

Бурная молодость и семейная жизнь

До сих пор у меня в голове не укладывалась мысль. Как Лия всё-таки решилась закончить свою модельную историю? Как отреагировали родные и друзья, увидев девушку с другой стороны.

- Они были в шоке даже не от того, что я приняла ислам, а от того, что я покрылась. Для них это было так: «Всё, ты будешь так в этом ходить всегда». «Может ты три месяца походишь, посвящение пройдёшь, а потом снимешь платок?». И до сих пор знакомые спрашивают: «А тебе не жарко?». Бывает жарко, в пик жары не гуляю. Вопросы больше к одежде, чем к религии. Хотя близкие ещё думали, что теперь я сяду дома и закроюсь от мира.


Но Лия показывает пример настоящей бизнес-леди. Завязав с работой в качестве модели, сейчас она организовывает фотозоны, проводит творческие встречи, ведёт работу с фотографами города.

- Разрыв с модельной историей прошёл легко. Когда ты знаешь всю внутреннюю схему, как это всё работает, сколько там грязи на самом деле, скрывающейся за красивой упаковкой. Вот когда ты видишь всю эту «жеванину», то интерес пропадает сразу.

- Ну и фразочки у Вас, - со смехом перебивает Алмаз.

- А как это ещё по-другому назвать?!

На мой вопрос про бурную молодость, вечеринки и алкоголь герои отвечают быстро, не скрывая правды.

- До рождения сына я была такой: тусила, отдыхала, как вся молодежь. С появлением сына ушёл алкоголь из моей жизни, а затем вообще перестали интересовать все эти вопросы. Насытилась.

- Я не пью уже 10 лет. Конечно, в молодости это всё было очень бурно и серьёзно, - добавляет Алмаз. – Я просто понял, что это путь в никуда. Но тогда я ещё не вникал в ислам, на это повлияло какое-то внутреннее состояние.

Сейчас Лия и Алмаз люди семейные. Думают о своих детях, которые живут не с ними: Максим в Новосибирске с папой, Сабина во Владивостоке с мамой.


Совместных детей планируют, даже четверых, - так Алмаз думает, а Лия смеётся и спрашивает: «Это все от меня?». Четверых детей, не смотря на то, что Алмазу сейчас 47 лет. Он ставит в пример свою бабушку, которая родила его маму в 52 года. Да и по его мнению, мусульмане – люди здоровые. Бабушка, кстати, прожила 105 лет.

Он может шутит, может нет. Всё решится оттуда, - комментирует Лия, указывая на небо. - Когда надо будет – всё появится.

От автора

По общению Алмаз и Лия – обычная пара: работают, гуляют, путешествуют, думают о детях. За их спиной далеко не религиозная молодость, разводы и жизненные трудности. Но есть в них что-то, непривычное многим: она покрывает голову, когда выходит на улицу, он каждую пятницу ездит в мечеть, вместе они совершают намаз (молитва из стихов Корана) 5 раз в день и едят какое-то особенное халяльное мясо.

Первое наше интервью длилось 3 часа, и я думала, что этой информации нам более, чем достаточно. Тогда мы не знали, что эта история затянется на месяц. Мы побывали на празднике в честь окончания поста, поговорили со служителями мечети, опросили простых жителей, каким им видится ислам. Обо всем этом расскажем во второй части нашего материала.



Вернуться к списку историй

Смотрите также