Журнал
Гражданские медиа. Первое Дальневосточное социальное СМИ
Первое Дальневосточное социальное СМИ

Не женское дело

Автор: Мария Прохорова Фотограф: Карина Шагинян, Алина Сахневич
22.02.2019

Мужественность – она не только в физической силе, высоком заработке и престижной работе. Мужественность можно уловить в заботе о любимом человеке, в уважении к чужому труду, в искренней любви к своим детям. Настоящий мужчина хочет видеть, как растет его дочь, он будет ездить на работу с грудным сыном, если придется, и он не считает подвигом уйти в отпуск по уходу за ребенком, если так будет лучше для счастья его семьи.

Накануне 23 февраля мы рассказываем три честные истории о том, как справляться с «женскими» делами и быть настоящим мужчиной.


Вячеслав Михалев, 30 лет, проводник

Это мой второй брак. От первого у меня дочь, во второй класс уже ходит. Когда второй раз женился, у супруги был сын, Димка, ему в этом году пять, а потом у нас родилась София, ей сейчас почти два.

Я сначала водителем фуры работал, в дальнобой ходил часто, дома не бывал, а потом бывшая жена предложила устроиться на железную дорогу, поездным механиком. Для этого, правда, пришлось год проводником поработать, чтобы была возможность переучиться. Когда София родилась, у нас пассажирское депо сократили и перевели во Владивосток. Из-за этого поездки, которые раньше занимали у меня две недели, стали затягиваться на 20 дней. Переводиться я не хотел, слесарем или проводником здесь, как мне предложили, я тоже работать не собирался, я ведь уже отучился на механика. А не бывать дома по три недели – не мой вариант, у меня ведь двое детей. Вот мы с женой и решили, что, наверное, лучше, чтобы в отпуск по уходу за ребенком вышел я, а не она.

1.1

Это оказалось не так просто. Жена вернулась со своего отпуска на работу, она педагог в интернате для детей с умственной отсталостью. Я пришел в отдел кадров, написал заявление, но начальница была против, пыталась отговорить, перевести все-таки в другой город. А как я переведусь? Жена ведь на работе, с ребенком некому сидеть. Пришлось идти до конца, настаивать на своем, я ведь знаю, что мне не имеют права отказать. Я был готов идти в комиссию по трудовым спорам, выкручиваться через больничные, бороться как-то с бюрократией. В итоге, когда я получил отпуск, Софии было уже семь месяцев. Спасибо друзьям, которые помогали и иногда сидели с ней.

Для всех знакомых это стало неожиданностью. Молодые смеялись, кто постарше, наоборот, поддерживали. Но мне эта история только в радость была. Когда в первом браке родилась дочка, меня забрали в армию. Отслужил, вернулся, с бывшей женой как-то все распалось, и мы развелись. Получается, я вообще не видел, как дочка росла, и я очень жалею, что пропустил ее детство. Я ведь тогда молодой парень был, не осознавал еще, что я отец. Видать, во мне что-то щелкнуло, и сейчас, когда иду домой, в голове только одна мысль: «Хочу скорее увидеть дочь». Я уже не могу без нее, и совсем не хочу, чтоб получилось, как в первый раз.

Как говорится, глаза боятся, а руки делают. Конечно, первое время частенько жене на работу звонил: как правильно молоко разогреть? Где подгузники лежат? Когда спать укладывать? А сейчас уже по первой реакции дочки понимаю, что ей надо. Уже нет страха оставаться с ней один на один, когда жена на сутках.

Конечно, поначалу бывали моменты, когда супруга ревновала дочку ко мне. Первое слово «папа», в случае чего, ко мне. Хотя мне и самому сейчас, если честно, бывает обидно, если Софа к маме тянется, а не ко мне, но так, наверное, и должно быть. Мама все-таки есть мама.

1.2

Дни у нас с Софией проходили стандартно. Проснулись, поели, погуляли, поспали. Выйду в подъезд, покурить, встречу соседа, пообщаюсь – уже радость. Все свободное время в ребенка упиралось. Быть привязанным к ней – это, наверное, самое трудное было, но в то же время и самое приятное. Я уже полтора года в отпуске и, если честно, немного устал без работы сидеть. Я ведь всю осознанную жизнь работал: поездки по всей России, каждый день какие-то планы, а тут раз, и резко всего этого нет. Но когда я прихожу домой и вижу, как она рада меня видеть, понимаю, что все не зря. Это ведь мой ребенок, и я хочу быть с ней.

В первом браке жена часто говорила: «Ты мне не помогаешь», а я даже не понимал, в чем именно я могу помочь. Думал, уборка, готовка, воспитание детей – это вроде как женские дела, но сейчас понимаю матерей, насколько это все тяжело.

София у нас очень яркая и требовательная. Все должно быть так, как она захочет. Как там в песенке поется? «В каждом маленьком ребенке, есть по 200 грамм взрывчатки…», это точно про нее! Сейчас, когда она бегать начала, стало тяжелее. Теперь приходится все на верх убирать, чтоб не копалась, где не надо, но она научилась табуретку ставить, поэтому за ней только глаз да глаз. Хорошо, если Димка не в садике, он помогает с ней, присматривает, а так, приходится взгляд не отводить, потому что она повсюду! Как для отца, мне главное, научить ее дисциплине, но частенько я просто не могу на нее ругаться. Ну, как можно кричать на нее? Она же совсем еще маленькая.   

Перед Новым годом мне предложили работу: снова ходить в рейсы на фуре. Мне этого очень не хватало, поэтому я с радостью согласился. По закону после полутора лет отпуска я имею право устроиться на 1/3 ставки. Жена недовольна, конечно, потому что привыкла, что я всегда дома, но на одну зарплату тяжело жить с двумя детьми. Будем снова друзей просить, а что делать?

После развода я сделал для себя вывод: браки распадаются из-за того, что люди просто не уважают друг друга. Сейчас я точно знаю, что в семье главное. Слушать, помогать, поддерживать. А детей просто надо любить. Ты их просто любишь, и они в любом случае станут любить тебя в ответ.

1.3 

Алексей Казанцев, 33 года, начальник отделения пожарного поезда станции Хабаровск-2

Паша старший – ему два и пять, а Полине всего семь месяцев, только ходить учимся. Когда Паша родился, у жены начались осложнения. Два дня после роддома она побыла дома, а потом на скорой увезли обратно. С сыном не пустили, остался со мной. Можно сказать, жизнь так сложилась, что пришлось делать все, только чтобы наш ребенок был в порядке. Мне это было главное, а сомневаться и чего-то бояться было некогда.

Полгода я с Пашей один был, маму нашу не выписывали, но мы ее каждый день в больнице навещали. Отпуск по уходу за ребенком сразу мне не могли дать, потому что у жены еще официально не закончился больничный по родам. Наверное, поэтому самым трудным было решить все рабочие моменты. Приходилось Пашу с собой на сутки брать, когда ему было всего три недели. Он у меня, так сказать, в машине и вырос.

Со стороны руководства началось осуждение: как так, начальник отделения с собой на службу грудного ребенка берет? Говорили: «У вас бабушки, дедушки есть, вот с ними и оставляйте». А мы ведь с Читы приехали, и все родственники у нас там. В тот момент, когда все это случилось, некому было помогать, вот и приходилось сына брать с собой. Так, конечно, не положено, все-таки пожарная часть, любая чрезвычайная ситуация – и куда я с ребенком? Но выбора не было.

2.1

Вот коллеги, среди которых одни мужчины, меня поддержали. Они знали всю нашу ситуацию, и не было каких-то недопониманий по этому поводу. Хотя, помню, когда еще в Чите жил, у нас один парень на работе тоже ушел в отпуск по уходу за ребенком, и мы все над ним подшучивали, а когда я сам в таком положении оказался, понял, что ничего смешного в этом нет.

Отпуска я добился, когда Паше было уже три месяца. Это было наше с супругой совместное решение, и я о нем не жалею. Мне было важно, чтобы у моей семьи все было хорошо. Жену выписали из больницы, и она вернулась на работу в медицинский колледж. Я остался с Пашей дома.

Опыт общения с детьми на тот момент у меня уже был. Я помогал брату и его жене с их сыном. Научился тогда и пеленать, и переодевать, и купать, и кормить. Тогда было интересно, конечно, но, когда остаешься один на один уже со своим ребенком, это совсем другое. Это намного интереснее. Единственное, готовить я не люблю, а тут приходилось на всех ужин варить. Со всем остальным справлялся без проблем.

Конечно, случались моменты, когда жене было обидно, порой даже до слез, что Паша больше ко мне тянется. Первым словом и у Паши, и у Полины было «папа». Потом уже «мама» сказали. Паша знает: папа в обиду не даст, с ним всегда спокойнее. Но ругаемся на него мы с мамой одинаково строго, если придется.   

Думаю, если бы все-таки жена его больше воспитывала, он был бы более мягким. Сейчас у него такой возраст, что он все повторяет. Бывает, возьмет игрушку и болтает в нее, как я по телефону, любое движение копирует за мной. Вот даже сейчас, увидел, что папа стол вытер, подошел и тоже протер. Все-таки, я думаю, что мальчик должен воспитываться папой, чтобы с детства знал главное: мужчина должен отвечать за свои поступки.

2.2

Когда я узнал, что у нас будет дочка, сразу появилось осознание этой ответственности. Все-таки двое детей – это тяжелее, хотя бы в финансовом плане: надо больше зарабатывать, чтобы обеспечить свою семью. За время отпуска я, конечно, успел удаленно раскрутить бизнес в сфере мебельного производства, управлял им на расстоянии, но опасения оставались. Было страшно, но только до тех пор, пока я ее не увидел. Тогда все страхи развеялись, и я понял, что мы со всем справимся.

Полина появилась, и стало немного тяжелее. Дочку, например, на руках держу, а этому завидно, тоже просится, ревнует. У него ведь всегда была уверенность, что он такой единственный, а тут все внимание не только на него, но и на дочку. Сейчас, конечно, с этим попроще. Паша уже и помогать старается, покачает ее где-то, убаюкает, первым делом с утра ее поцелует, а потом уже меня идет будить. Он у нас такой хулиган немного, весь день носится, мы за голову хватаемся, а как уснет, так настоящий ангелочек. Ну, я думаю, со всеми детьми так. А Полина у нас растет очень нежной девочкой. Вроде бы совсем малышка, но уже, к примеру, боится высоты. Ее прям захватывает всю, если высоко поднять. А если она вдруг захочет на ручки, будет требовать, пока не возьмешь.

У меня принцип воспитания такой: позволять, но в рамках, чтобы они не стали избалованными и всегда к чему-то стремились. Для меня это главное. Я просто хочу, чтобы мои дети выросли хорошими людьми.

Когда заканчивается отпуск, на другого ребенка надо брать второй. Сейчас я решил, что на работу точно не вернусь, пока Паше три года не исполнится. Потом, думаю, на Полину тоже возьму. Почему бы и нет? Мне это нравится. Я считаю, раз взялся за дело, то надо его довести до конца, как следует. Жена говорит: когда мужчина вот так воспитывает детей – это настоящий подвиг, а я считаю, ну что в этом такого? Это же мои дети.

 2.3

Андрей Ким, 35 лет, поездной электромеханик

Моя супруга рожала в Комсомольске-на-Амуре. Мы туда на время приехали, перед самыми родами. Там у меня свое ИП, я был занят бизнесом, потом родился наш Степан Андреевич. Я тогда решил: чтобы супруга не чувствовала себя отстраненной от жизни после родов, закрытой в четырех стенах, я часть своего дела дам вести ей, а воспитание ребенка возьму на себя. Так и получилось.

На основной работе с отпуском проблем не было. Начальство лишних вопросов не задавало, все бумаги, приказы я оформил спокойно, трудностей никаких не возникло. В принципе, почему они вообще должны были быть? По закону любой из родителей имеет право на отпуск по уходу за ребенком, а все эти стереотипы, что якобы только женщина должна воспитывать детей, мне кажется, мы уже пережили. Каждый живет так, как он считает нужным. Мы с женой решили, что так будет лучше для нашей семьи.

Со стороны окружающих было только удивление и интерес, но никак не осуждение. Все знакомые знали, что я ухожу в отпуск не для того, чтобы отдыхать и ничем не заниматься. Я был занят воспитанием сына и параллельно помогал жене с ведением нашего дела в Комсомольске, надо же было на что-то жить.

Безусловно, стать родителем – это настоящее испытание, но какого-то страха у меня никогда не было. Когда Степа родился, ни жена, ни я не обладали какими-то специальными навыками воспитания, но к появлению ребенка мы отнеслись с полным осознанием своей ответственности. Это не было какой-то случайностью, это было нашим желанием. Одновременно с какими-то вопросами и нуждами, появилось понимание, и все как-то легко решалось. Тем более жена все равно всегда рядом была, отец ведь не может заменить ребенку мать. Я не могу сказать, что Степу воспитывал только я, хоть большинство дней мы и проводили вдвоем.     

3.1

Моя супруга не меньше моего любит сына, поэтому нет такого, что он кого-то из нас лучше воспринимает, к кому-то больше тянется. Он любит нас одинаково сильно. Но первым словом, конечно, было «папа». Со стороны жены никогда не было какой-то ревности по этому поводу. Она, наоборот, очень благодарна мне, что я все это дело взял в свои руки, ведь на момент рождения сына ей было всего 23, ей было страшнее, тяжелее. Благодарность, да, есть, но ревности – никакой.

Степан очень энергичный и, как любой ребенок, очень любознательный. Еще он, как и я, немного застенчивый и, конечно, самостоятельный. Он все хочет делать сам, все, к чему притрагивается. Если ему надо одеться, он убегает, две ноги в одну штанину сует, не получается, он расстраивается, но помогать не дает. Если за него хоть что-то сделать, например, развернуть конфету, то ему это уже не нужно. Каждый день он делает что-то новое, и в моих глазах это настоящие подвиги.

Я считаю, мальчику необходимо мужское воспитание. Даже если сейчас еще не раскрывается в полной мере то, что мы с ним столько времени проводим вместе, в будущем это все проявится. Самое главное – быть честным, потому что только собственным примером можно что-то заложить в ребенка. Если говорить ему одно, а делать другое, ничего хорошего из этого не выйдет.

В ноябре Степану исполнилось три года и мой отпуск по уходу за ребенком закончился, но тут же начался учебный. Так сложилось, что в этом году я получаю диплом, поэтому теперь Степан со мной на пары и на экзамены ходит. Учимся вместе, можно сказать. Преподаватели, конечно, по-разному к этому относятся, но негатива никакого нет. Ну а что делать, если дома его оставить не с кем? Супруга сейчас работает в торговом центре, ей отпуск не так просто взять, поэтому Степан все еще каждый день со мной. А я только рад. Мне это легко дается, просто потому что я его люблю и хочу как можно больше времени с ним быть.

Сейчас я думаю, что с удовольствием повторил бы этот опыт. Дети ведь столько эмоций дарят, столько сил. Без Степы все дни для меня были бы одинаковыми, а так каждое утро начинается с новой радости, с новой улыбки.

 3.2

Вернуться к списку историй

Смотрите также