Журнал
Гражданские медиа. Первое Дальневосточное социальное СМИ
Первое Дальневосточное социальное СМИ

Жить нельзя усыпить. Часть 2

Автор: Ирина Марсенко Фотограф: Карина Шагинян
07.09.2018

Заключительная часть материала о владелице приюта для бездомных животных «Территория добра». С непростыми историями его обитателей и ежедневной борьбой Даши Степанцовой за жизнь каждого своего подопечного читатель может познакомиться, прочитав первую часть большой истории «Жить нельзя усыпить». 

После прогулки с Дружком, Малышом и Грэем мы сели в машину и отправились на Дашину «Территорию добра».

Дети привыкли

У Даши двое детей. Сыну 8 лет, он только-только пошел в первый класс, а дочке 4 года, она еще в садик ходит. Домой они животных не приносят. Даша отшучивается: «Собак у нас хватает – что их тащить?».

Однажды на одной из городских «шиномонтажек» с Дашей и ее сыном произошла необычная ситуация. Героиня приехала подкачать колесо, ребенок был с ней. Рабочие подошли к мальчику и стали предлагать котенка. Сначала он отнекивался: дом и без этого питомцами полон, но под давлением: «Ты же мужик! Ты должен решать, а не мама!», - ребенок согласился.

– Ну и все, втюхали они ему этого котенка, он – за пазуху и домой. Мы думали, что это кот, назвали Генерал. У него были такие генеральские белые усы. А потом оказалось, что это кошка! Все равно так и осталась Генералом. Иногда Генеральша. Я в кошках не особо разбираюсь, я больше по собакам.


Дети знают «золотое правило» – без родителей к вольерам не ходить. Собаки не воспринимают детей так, как люди. Собаки чаще принимают человеческое дитя как сородича. А поскольку отношения с другими собаками могут быть разные, то и к ребенку они могут проявить агрессию, особенно подопечные, находящиеся на реабилитации.

– Тут очень много тонкостей. Но при мне они не сделают ничего, потому что знают: я – вожак. При вожаке конфликты запрещены.

Когда сын стал взрослеть, он начал задавать вопросы: что, почему и как. Дарья спокойно ему объясняла, что собакам нужно лечение, временный кров, что они ждут хозяев. И тогда мальчик понял, как это важно.

– Они еще маленькие, чтобы как-то помогать. Еще рано. Они любят, гладят, интересуются.

Сколько-сколько собак?

У Даши сумасшедший график: хорошо, если в сутки ей удается поспать 6 часов.

– У меня нет такого дня, чтобы я сидела и думала: «Ой, как у меня много свободного времени! Чем бы заняться?». Завал конкретный. Даже до Инстаграма иной раз не могу добраться. Я не знаю, как живут эти блогеры. У меня у самой на пост уходит час-полтора с отбором материала – фото или видео. «На отвали» я писать не могу. Я неправильный инстаблогер [смеётся]. Мне вообще Инстаграм нафиг не нужен был! Я его исключительно ради собак создала, потому что мне до этого кто-то сказал: «Тебе не надо – бездомным надо!». И вот для собак так и существует.


Вот мы уже на месте. Пересаживаемся в машину побольше – в пикап, чтобы съездить и забрать 500 кг корма для животных, причем одной поездки недостаточно: сразу все в машину не помещается. Приходится делать два захода.

Пока Даша бегала в дом за другими ключами, мы осмотрели ее территорию, «пообщались» с подопечными – они нас сначала облаяли, но через пару минут уже дружелюбно виляли хвостом и улыбались.

На входе первым делом привлекает внимание пес с высунутым длинным языком.


Его зовут Рич, но Даше кажется, что ему бы больше подошло имя Бим. У него аномалия зубов: вместо клыков выросли круглые зубы, как у человека. Прикус и язык от этого не держится. Вообще, это нормальная длина языка для любой собаки.

– Я в первый раз увидела длину языка, когда у одной из собак было подозрение на травму пищевода. И чтобы спокойно сделать рентген, нужен был наркоз. И тут врач при мне начал вытаскивать у собаки язык! У меня глаза округлились, я подумала: «Да ладно!». Целый язык, как лопата вылез! Тогда-то и поняла, что у каждой собаки такой.

Даша помнит имя каждого своего подопечного. Сейчас у нее больше 80 собак, в прошлом году их было 140. Кошки живут с ней в доме.


– Я много их не беру. Они со мной ходят в туалет, со мной едят, со мной спят. Их у меня 10: и старые есть, и инвалиды, и с хроническими заболеваниями. У одной аутоиммунное заболевание – гранулема, она постоянно слюни роняет.

Даша никогда не вела учет животных. Она хранила на цифровых носителях фото и имя каждого, кого забрали в семью. По этим материалам можно было посчитать всех питомцев, которые прошли через приют Даши. Но по случайности, когда компьютер сломался, а флешка сгорела, большая часть этой информации была уничтожена.

– По фото я могла бы точно сосчитать. Но так, если показать мне собаку, я скажу: моя она или нет. А если навскидку, то около тысячи собак точно было. Щенков разбирали от 10 до 20 в месяц, взрослых собак до 10. Так в месяц пристраивали в семьи порядка 30 собак, соответственно за 10 месяцев – уже почти 300. А за три года – в районе 1000. Это без учета моей помощи волонтерам с собаками.

Барьер

За все время занятости с подопечными, конечно, пришлось переживать потери. По словам Дарьи, порядка 50 питомцев она лишилась по воле судьбы или болезни.

– Каждая потеря остается в памяти. Самые обидные потери -  это когда «старики» умирают, не дождавшись хозяев. Вот в прошлом году у меня была собака стафф, Бэсси-Дося ее звали. У нее была онкология, ее удалили. Вроде все нормально, все хорошо. Она 8 месяцев просидела на передержке. Я нашла ей хозяев. Она должна была поехать на испытательный срок, но у нее сердце схватило и все. Так и не успела хотя бы месяц у хозяев пожить.

Отчасти из-за этого Даша и делает новые вольеры: более теплые, более удобные, приближенные к домашним условиям, в них «старики» могут чувствовать себя комфортно. Именно под старых и больных собак сейчас строится первая линия вольеров. Люди всегда хотят себе молодых и здоровых собак.


– Когда теряешь кого-то, хочется какое-то время посидеть, погрустить, но нет на это времени. Я не могу бросить тех, кто есть и сказать: «Извините, у меня Бобик умер, пойду поплачу, а вы посидите голодные без меня». У меня бывало такое, что в один час много-много эмоций находят. Я научилась ставить блок. Я представляю, что этого не было. Вот, к примеру, я сдаю собаку на кремацию, мне плохо, но когда я выхожу, я просто представляю, что этого не было, что с ней все хорошо. Представляю, будто она убежала или ее забрали в семью. Это помогает. После смерти моей собаки в этом году я запретила всем со мной разговаривать на эту тему, спрашивать об этом. Так длилось месяц. Жалко. Да, сердце болит, но мы должны продолжать двигаться.


«Недолюди»

За этой беседой мы уже выгрузили 500 кг корма для подопечных. По словам Даши, этого хватит на 10 дней. Вообще, чтобы покормить всех в одиночку, уходит 1,5 часа. Зимой дольше.



– Тот, кто реально спасает, не берет много животных каждый месяц, а берет по проходимости. Люди никак не могут понять: «А что вам жалко? У вас там что, не найдется еще один уголочек?» Для собачки, может и найдется, но собаки друг друга грызут. А еще они болеют, когда превышена норма метража, когда это все не убирается. А убираться там очень сложно. Вот у вас есть собака, у вас есть частный дом - помогите этой собаке, в чем проблема? Вот этот стереотип, что любой приют резиновый – это очень плохой стереотип, из-за этого и появляются черные приюты, в которых животные умирают пачками.

Даша научилась отказывать людям, но не просто так – она обязательно помогает человеку найти другое место, да еще и со скидкой, дает рекомендацию или совет, где можно получить помощь, координирует, чтобы человек не остался один на один с проблемой, а пошел и мог что-то исправить.

– Это надо опять же иметь терпение, договориться, а то бывает, начинается, мол, меня государство содержит, я обязана чем-то, но потом выясняют, что никакого государства нет, мы сами по себе живем, сами по себе крутимся. Именно на это нужно время и терпение. 


Лживые люди

Выходит, такие недобросовестные люди намного опаснее, чем догхантеры. Люди, ставящие деньги и славу выше благих дел, которыми они «прикрываются». Немало и тех лжецов, что хотят собаку пристроить в приют. Это граждане, которые хотят избавиться от собаки по тем или иным причинам, выдумывают плачевную историю и приписывают собакам страшные болезни.

К примеру, пес Рич, у которого аномалия зубов, попал к Даше не без помощи лжи. Одна женщина убедила Дашу, что они с мужем нашли в поселке Горький умирающего пса, подобрали и свозили в клинику. Там они узнали про врожденную аномалию. Домой взять не смогли и, по словам женщины, «кроме как к алкашам, никуда больше пристроить не смогли». Переживали, что с псом может что-то случится, поэтому и обратились к Даше.

– Я говорю: «Фотографию покажите собаки, что там с ней». Она мне скидывает фото. Я вижу чистый вольер, свежие опилки. Говорю ей: «Вот вы говорите, там бичи, алкаши, но вольер хороший» -  на что получаю ответ, что специально все вымыли, а вольер остался с давних времен. Ну, думаю, может и так. А после того, как я забрала собаку, мне девочка-волонтер говорит: «О, он же на Танковой сидел», запомнила его по языку, а на Танковой у нас передержка. Люди попросту зам*нались платить за передержку, и нет, чтобы сказать правду и попросить помощи, так они придумали историю про каких-то бичей и алкашей, но это еще маленький обман, бывают похлеще.


Бывает и так:

– Пишут мне вот: «Все пропало, собака умирает», говорят, через забор закинули собаку, она упала, ударилась спиной и теперь сидит на одном месте, не ходит, не встает, ноги не шевелятся. Подойти не могут - боятся. Зная физиологию собак, зная, что такое переломы, я понимаю: что-то не то. Прошу скинуть фотографию. Они мне кидают фото: большой лист железа и посередине него сидит собака, вижу, что собака просто сидит, чуть-чуть вразвалочку, но просто сидит, отдыхает. Если бы перелом позвоночника или лапы, она бы так не сидела. Я понимаю, что меня обманывают. Прошу снять видео, раз она на передние лапы чуть опирается. Сразу пошли отмазки, что телефон только фото делает. Видео не будет. Понятно. Я спрашиваю: «3 дня не ест?». Отвечают: «Нет, 3 дня хорошо ест, мы ее кормим, она все съедает». «То есть вы 3 дня кормите по 3 раза в день, да? А сколько метров она проползла с того момента как ее перекинули?». Они сказали, что где упала, там же и сидит. И тогда я говорю: «Вот вы 3 дня ее хорошо кормите, она сидит на одном месте, где же моча и г**но?» Все.

Подтверждение приходится просить всегда – фото и видео. Это нужно для того, чтобы убедиться, что собаке нужна срочная медицинская помощь, чтобы оценить размеры собаки, ее повреждения, характер и быстроту передвижения.

Травма на всю жизнь

Дашина первая собака - рыжий боксер Агата, как мы уже знаем, попала в ДТП. Несколько лет героиня восстанавливала ее без врачей и привыкла видеть не самые приятные глазу зрелища.

В такие жуткие моменты Даша старается думать о том, как лучше помочь подопечному, чтобы животное не мучилось и держалось как можно спокойнее.


У Дашиного личного пса Жоры, взятого из приюта «Добрый дом», нет передней лапы по плечо.

– Нам нужна была собака во двор, однозначно, еще когда не занималась этим всем. Я его увидела – фотография была такая милая, как он сидит с детьми обнимается. Морда огромная, сам мощный, я мужу показываю: «Сань, посмотри, пес такой уматный! Ну и что, что лапки нет, зато с детьми хорошо обращается, у нас дети как раз». А он животных-инвалидов вообще не воспринимает, спрашивал меня все время, «А что вы их не усыпите?». Это стереотип людей, что человек без ноги может жить, а собака уже не собака. В итоге: лучший охранник года, лучший друг года. Муж потом сказал: «Блин, у него 3 лапы, а он шустрее четырехлапого!».

Жора и без ноги верно охраняет «Территорию добра». На прохожих и проезжих он не лает просто так, но когда слышит «чужую» речь издалека – сильно настораживается.

– В «Добром Доме» говорили, что его сбил мотоциклист. Ему лапу и удалили после этого. Видимо, в память врезалось, что он упал и испытал боль после удаления лапы. Потому он не любит машины и мотоциклы.

Помимо этого пса, есть животные, которых Даша не хотела бы отдавать. Это ее животные. 5 собак и все 10 кошек. На «свои-чужие» она их не делит.

– Кто их возьмет? Инвалиды, старики - они все мои. Я кошек беру таких, которых никто не возьмет уже, они у меня и остаются. Здоровых котов трое, которые появились до всего этого, а остальные все с дефектами.


Несмотря на все проблемы и преграды, Даша ощущает себя вполне счастливой: любимое дело, крепкая семья и поддержка.

– Каждый должен что-то делать, приносить в мир нечто, чтобы оставалось или шло на пользу. Каждый выбирает свое. Главное – реализация должна быть. Кто-то детям помогает, кто-то бездомным, необязательно быть как я – набирать «20 тысяч» животных. Надо учитывать возможности: быть готовым морально, физически, финансово. Кто готов взять 200 собак, тот берет 200 собак. Даже если одну возьмешь, то уже хорошо. Это тоже помощь.

Быть человеком с добрыми сердцем и душой очень полезно и нужно. Любое бездомное существо, будь то человек, пес или кот, достоин помощи, крыши над головой и теплых объятий. И не стоит ставить крест на тех, у кого нет ноги или лапы. Каждый достоин жизни. Животным эту жизнь дарит Даша. Даже на первый взгляд «безнадега» не пугает ее, она готова помочь любому. Такие герои нужны миру.


Если вы также неравнодушны к судьбам бездомных животных - Инстаграм Даши @darya_stepantsova всегда открыт для Вас! 

Редакция не несет ответственности за высказывания героя материала. 

Вернуться к списку историй

Смотрите также