Журнал
Гражданские медиа. Первое Дальневосточное социальное СМИ
Первое Дальневосточное социальное СМИ

«Зависимый зависимого обмануть не сможет»

Автор: Елена Лункина Фотограф: Александр Шабовта
15.04.2019

Уже много лет реабилитационный центр «Дальний Восток» помогает алко и наркозависимым начать новую жизнь, свободную от зависимости.

С чего все начиналось

История реабилитационного центра «Дальний Восток» началась в 2013 году. Именно тогда Максиму Болдыреву, будущему руководителю центра, пришла идея создания организации.

Максим не был уверен, что все будет так, как задумано. Но сомнения не позволили сделать шаг назад. Ведь он и сам когда-то проходил реабилитацию в другом городе и, зная проблему изнутри, понимал, что в Хабаровском крае нужен такой центр.

 Не было понимания, что открывается и что будет? Не было гарантии, что это все наберет какие-то обороты, что это начнет работать, рассказывает Максим Болдырев. –  Если бы не получилось, то это был бы просто опыт, из которого я бы сделал выводы. Я не был на сто процентов уверен, что будет успех у этого дела. Было страшно очень, много было неизвестного. На Дальнем Востоке таких организаций нет. Опыта негде было взять, те же лекции и материалы, с какими работать. Внутренняя структура как это создавать тоже было не понятно. Денег не было абсолютно ни на что.

DL4A7648.jpg

На место будущего реабилитационного центра в поселок Дормидонтовка приехало четыре человека. Место не было готово к приему гостей. Стоящее на болоте, заброшенное одноэтажное здание, обнесенное разваленным штакетным забором. Внутри медицинский мусор, оставленный бывшими хозяевами. Раньше на этом месте был приют для престарелых людей с инвалидностью.

 Это было страшно, –  вспоминает Максим.  Это был дом без отопления, был слой пыли и божьих коровок мертвых, был очень неприятный запах, куча всяких протезов лежало. Здание было печальное, прям очень-очень. Неизвестно было, где и что делать. Воды не было, канализации нет, отопления нет, ничего нет.

Началась долгая и трудная работа над ремонтом дома. Жить пока в нем было невозможно.

Жили в помывочной, говорит Вячеслав Шипулин, заместитель руководителя центра, один из четырех человек, первым прибывший на место.  Там помывочная была. Тут же печка стоит, тут же мы поставили четыре кровати. Полка для тазиков, которая была, на нее застелили матрас. В эту помывочную мы и заехали, она буквально три на три, наверное, была. Там жили, потом утро наступало, шли в дом, там наводили порядок, ремонтировали, все восстанавливали.

DL4A7778.jpg

DL4A7772.jpg

Сложностей было много с самого начала. Главная проблема состояла в нехватке финансов, необходимых на восстановление здания. Начались холода, а отопления в доме не было.

Денег не было на отопление, вспоминает руководитель центра. –  У меня на тот момент в центре находилось 10 ребят. Я вот еду и думаю, что вот я сейчас приеду, открою дверь и скажу: «Ребят, я плохой руководитель, я не смог организовать вам условия элементарные для жизни. Если мы сейчас отопление не сделаем, вы замерзните и поэтому идите домой». Страшно было. Очень страшно, но как-то так получилось, что мне одобрили первый кредит, которого у меня в жизни никогда не было. И я на этот кредит взял котел. Мы поставили и зиму на нем протянули. Все сделали сами.

Помещения отреставрировали, но на этом сложности не закончились.

Нужно было наладить работу с постояльцами центра. Проблемой стало организовать процесс реабилитации, ввести определенный режим и правила поведения.

 Вводить какие-то правила, какой-то распорядок, говорит Вячеслав Шипулин.  Вот это было сложно. Сложно было ввести правила и выстроить сам этот реабилитационный процесс, чтобы он как часики работал. Потому что было много сопротивления, много было и недовольства.

DL4A7790.jpg

Реабилитантов становилось больше  одного здания стало мало. Появилась необходимость расширяться. Организации выделили здание в поселке Садовый, недалеко от города Вяземский. Это здание тоже потребовало огромного вклада сил и средств. Оно было заброшено, отсутствовали окна и двери.

 Сейчас здесь тоже пластиковые окна стоят, внутри тоже полностью все штукатурили: сначала сдирали старую, потом все выводили, выштукатуривали. Все собственными силами, обращает внимание Вячеслав. –  Вся проводка, вся электрика –  заводилось все по новой, все создавалось и ремонтировалось. Все за счет собственных сил и средств.

DL4A7752.jpg

DL4A7687.jpg

Первых реабилитируемых выбрали не случайно. Максим Болдырев набрал десять человек, от которых отказывались другие организации, посчитав, что они сложные.

 Первые ребята, которые были в центре у нас, это все были «срывники»,  вспоминает Максим Болдырев. –  То есть те, которые уже были до этого в центрах, про которых думали, что они безнадежные, от них там отказались. Ну, сложные. Очень сложные клиенты были. И я набрал специально таких клиентов. Вот таких, про которых уже думали, что на них ярмо негде поставить. Про меня тоже самое думали, что я конченый наркоман, и что я не смогу вернуться к нормальной жизни.

Первые реабилитанты, которых набрал Максим Болдырев прошли курс и сейчас остаются трезвыми. Они смогли вернуться к полноценной жизни.

Что сейчас?

Совместными усилиями сотрудников и реабилитируемых организация встала на ноги. Теперь это два здания, в которых регулярно проходит реабилитацию около 60 человек.

На сегодняшний день уже выстроены взаимоотношения определенные с министерством социальной защиты,  рассказывает Вячеслав Шипулин. –  Мы оказываем в рамках нашей организации социальные услуги. Соответственно расходы на оказание вот этих социальных услуг, они частично компенсируются.

Кроме того, «Дальний Восток» эффективно взаимодействует с министерством здравоохранения, а также с силовыми ведомствами.

DL4A7703.jpg

DL4A7694.jpg

В центре сформировалась статистика трезвости: 47% процентов реабилитируемых остаются трезвыми после прохождения курса, средняя продолжительность которого от 9 до 12 месяцев.

В реабилитационном центре используется программа «12 шагов». Реабилитация проходит постепенно, каждый шаг имеет свое значение. На первом этапе человек осознает свою проблему и понимает, что он сам уже не может управлять своей жизнью. Далее через самоанализ, осознание своих действий, признание ошибок реабилитант приходит к тому, что нужно в своей жизни что-то менять и для этого, в первую очередь, нужно изменить свои действия. У некоторых по окончанию курса формируется желание связать дальнейшую жизнь с работой в центре и помощью другим зависимым.

Сотрудники центра знают проблему изнутри, ведь они сами когда-то преодолели зависимость, и теперь, как никто другой, понимают, что нужно их подопечным.

– Нужен опыт, – делится Максим Болдырев. – У любого зависимого есть опыт, он знает эту проблему изнутри. Он знает, что с ним происходит в определенные моменты. То есть зависимый зависимого обмануть не сможет. И упор на этом. Это называется «равный консультант», который был в этой проблеме, эту проблему сам преодолел, и может поделиться своим опытом.

Сотрудники «Дальний Восток» регулярно проходят обучение в других городах России, а также организуют семинары в Хабаровске, где принимают участие специалисты реабилитационных центров со всего дальневосточного региона.

DL4A7820.jpg

Работники центра понимают, что находятся на своем месте и не зря выполняют работу. Когда-то необходимая помощь и поддержка были оказаны им, теперь они сами делают тоже самое для других.

Мне помогли. Отдали, что у них есть, и в какой-то момент мне тоже предложили остаться с ними. Я согласился, рассказывает Сергей Храмцов, консультант по химической зависимости. –  То есть мне самому захотелось помогать другим зависимым, как я. Отдавать то, что есть у меня на сегодняшний день.

За относительно недолгое существование реабилитационного центра результат работы уже заметен.

Результатом работы для меня лично являются трезвые ребята, которые остаются после прохождения реабилитации трезвыми, приезжают в гости в центр, приезжают в наш офис, чай попить, рассказать как у них дела, делится Вячеслав Шипулин.  Вот это результат, когда я вижу, что их жизнь изменилась, что у них с родными и близкими все отношения восстановлены, что они стали полноценными гражданами общества. Тогда радуется сердце и видно, что мы делаем это не зря.

DL4A7644.jpg

 В прошлом году на Новый год, когда начали звонить родители и благодарить за своих трезвых детей, вспоминает Максим Болдырев,  у меня прям мурашки по телу пошли, слезы наворачивались. Вот это самая большая благодарность, когда ребята возвращаются к полноценной жизни.

Непонимание и непринятие проблемы со стороны общественности стало еще одной сложностью для организации. Максим Болдырев хочет, чтобы отношение к наркозависимым изменилось, появилось понимание, что это болезнь, от которой нужно и возможно выздоравливать.

–  Для многих людей слово «наркоман» это как какой-то маргинал, как какой-то зомби, – говорит руководитель центра и дает другое определение: «Наркоман - человек, который сбился с пути, которому нужна помощь, который сам без этого из этой ситуации выйти не сможет».

В мечтах сотрудников реабилитационного центра «Дальний Восток» создать большую динамично развивающуюся организацию, помогать как можно большему количеству людей.

Хотелось бы, чтобы зданий стало больше, чтобы больше ребят можно было вернуть к полноценной жизни. На сегодняшний день центров не так много, а тех кому необходима помощь предостаточно, рассказывает Вячеслав Шипулин. – Количество их растет, наркомания сейчас молодеет, ребята со школьной скамьи знакомятся с наркотиками, и вот уже достигают определенных проблем в самом-самом начале своего жизненного пути. Хотелось бы через 5-10 лет достичь социализировать ребят более эффективно и более качественно, помогать им в трудоустройстве.



Вернуться к списку историй

Смотрите также