Журнал
Гражданские медиа. Первое Дальневосточное социальное СМИ
Первое Дальневосточное социальное СМИ

«Видимо, это призвание какое-то ненормальное - животным помогать»

Автор: Юлия Матвеенко Фотограф: Алина Сахневич
25.07.2018

Сколько Анна Ермакова себя помнит, она всегда любила животных. Своих, соседских, бездомных – всех одинаково. А еще у нее была мечта – открыть собственный приют для брошенных людьми питомцев. В 2010 году мечта сбылась, и в Хабаровске заработал приют «Теремок». С момента открытия и по сегодняшний день Анна ведет непрекращающуюся борьбу с внешними обстоятельствами за право существования «Теремка». Что такое финансовая нужда, постоянные долги и нехватка медикаментов для животных Анна знает не понаслышке. И с этим она научилась справляться. Привыкла. А вот к человеческой подлости не привыкнет никогда.


Ненормальная?

Сейчас работа в «Теремке» – основная для Анны. На что-то другое просто не остается времени. А зачастую и сил. Рабочий день девушки начинается в 6 утра. Накормить животных, почистить клетки, вымыть вольеры – стандартный утренний ритуал. Однако теперь стало чуть легче, у Анны появился работник, который разделяет с ней эти обязанности. О себе девушка говорит так: «В детстве я думала, что открою свой приют, быстренько всех спасу и все будет хорошо. Ненормальная».

Дом Анны всегда был полон «хвостиков» – она брала животных на передержку и подбирала брошенных с улиц и подъездов. Как могла – лечила, искала им новый дом. Некоторых, впрочем, девушке даже подкидывали. Оставляли животных под дверью, зная, что она просто не сможет пройти мимо. А однажды отчим разрешил построить на территории частного дома вольеры. Тогда и было решено открывать приют: «Появилась возможность, и я ею воспользовалась. На сомнения не было времени, и я начала действовать». Поддержки девушка тогда не чувствовала. Друзья и родные крутили пальцем у виска, считали сумасшедшей. Однако отговорить не пытались, знали, что бесполезно.

– Сначала сложным было все. Тогда я еще не представляла, какая это авантюра! Сколько сил, моральных и физических, от меня потребуется. Из-за неопытности ошибалась, случались неприятные ситуации. Но отступать уже было нельзя. И со временем втянулась, - с улыбкой вспоминает Анна.


Стерилизация - не грех 

Анна понимает, что, даже открыв приют, проблему бездомных животных она не решит: «Приютов становится больше, а вместе с тем и число бездомных животных растет. Мы боремся с последствиями, а не причиной». Цель девушки и зоозащитников в том, чтобы привлечь внимание государства и владельцев животных к этой проблеме, акцентировать важность на стерилизации животных, и прежде всего – домашних.

В день мне звонят около 50-ти человек, которые пытаются избавиться именно от домашних животных: щенков, котят, иногда и взрослых питомцев. Домашних обычно не стерилизуют, и о том, что делать с дальнейшим потомством – не думают. Кто-то считает, что стерилизация – грех, кто-то уверен, что кошечка или собачка должны испытать радости материнства. Некоторые просто жалеют денег. Забрать к себе каждого я физически не могу, поэтому хозяева находят способы по-другому избавляться от питомцев. Так животные и оказываются на улице, - рассказывает Анна.


Стать свободным человеком

Главной трудностью при содержании частного приюта становится финансирование. Постоянная нехватка средств ощущается во всем. Живет «Теремок», частично, за счет пожертвований, частично – благодаря суточной плате за животных (в размере 100 рублей). Плата за животное взимается в случае, когда его передают на содержание в приют. По словам Анны спустя пару месяцев взносы обычно прекращаются: «Мало кто оказывает долговременную помощь. Желание помогать со временем куда-то испаряется. А может просто жалеют денег».

В 2017 году мы хотели закрывать «Теремок». Приюту требовался капитальный ремонт, а денег на него не было совсем. Прогнили полы, практически разваливались вольеры. Содержать животных там становилось опасно. Плюс было лето, а собирать деньги в сезон отпусков сложнее, люди неохотно жертвуют,- делится Анна. - Когда я поняла, что мы закроемся навсегда, честно, даже чуточку обрадовалась. Наконец-то я бы сбросила с себя этот груз и стала свободным  человеком!»

Однако упорство Анны все же не позволило ей бросить дело, в которое было вложено столько сил. Нужную сумму в 60-70 тысяч рублей собрали, и постепенно, в течение трех месяцев, сделали в приюте ремонт: заменили полы, постелили самый толстый линолеум (чтобы собакам было сложнее его «съесть»), обновили вольеры.

– Ремонт сделали так хорошо, что в этом году мы к этому вопросу даже не возвращаемся, тьфу тьфу тьфу,- перекрещивается Анна.

«Нет большей беды, чем плохие соседи» 

Невозможно точно сказать, сколько брошенных животных за 8-летнюю историю «Теремка» обрели новый дом. Анна уже давно перестала считать – она сбилась со счета, когда цифра перевалила за 1000. Но кроме благодарности за свою работу, девушка получает в свой адрес и упреки, и многочисленные обвинения.

– Люди до сих пор думают, что я делаю на приюте деньги и для меня это бизнес. Все пожертвования забираю себе, катаюсь на Лексусе и живу в коттедже. А фотографии бедных собачек и кошечек – просто прикрытие. Раньше это сильно ранило, я плакала и не понимала, отчего люди такие злые. А потом я научилась это принимать. И стало легче. Поняла, что как бы ты ни старался, для людей ты все равно будешь плохим. А из-за того, что тебя не понимают – станешь изгоем, - с улыбкой рассказывает Анна. 

Копии всех чеков, список каждого поступающего пожертвования, вплоть до 50 рублей, Анна сохраняет и публикует в социальных сетях. Но от нападков это все равно не спасает: «Большинство ведь даже не смотрят отчетность. Важно просто в чем-то обвинить, оскорбить». 


Однако насолить пытаются не только словами. Приют расположен в частном секторе, рядом с ним живут обычные люди. Только вот назвать дружелюбными соседями их нельзя. Свою неприязнь к тому, что делает девушка, показывают по-разному. Однажды Анна сжигала в своем огороде кучу мусора, оставшуюся после уборки территории, как вдруг ее окатил холодной водой из шланга сосед. Поступок свой объяснил просто – у него аллергия на дым. На следующий день этот же мужчина жег мусор уже на своей территории: «Наверное, за сутки излечился от аллергии»,- иронизирует Анна. 

В знак протеста соседи даже доходили до абсурда: «Открываю утром дверь, а под ней г**но лежит. Понимаю, что не кошечки, и даже не собачки. Посмеялась, конечно, и убрала. Мне не привыкать г**но убирать. Удивилась только тому, что сосед не поленился его через три  улицы нести!»,- смеется Анна. 

До сих пор больно

Но есть у Анны одна история, вспоминать о которой ей до сих пор больно: «Не очень хочу говорить об этом. Пусть и прошло 6 лет, но помню я все так, будто это вчера было». 

Шесть лет назад, утром, Анна, как обычно, пошла навещать животных (днем псы в вольерах, а в ночное время, чтобы оградить соседей от лая – в помещении). Собаки всегда издалека слышали приближение девушки, они нетерпеливо скулили и скреблись в дверь. Однако в этот раз вместо привычного балагана, Анну встретила тишина. А когда девушка открыла дверь в комнату, из нее, вместо радостной своры псов, выбежала лишь Нора – единственная выжившая. Остальные животные лежали без движений – в комнате находились 23 трупа. Из носа и рта мертвых животных вытекала кровь. Вентиляционная решетка почему-то оказалась закрытой, подпорка на окне была сбита. 

– Очевидно, что собак отравили. После случившегося умоляла сделать вскрытие, чтобы знать название яда, но ни один из пяти взятых анализов не подтвердился. Не было в Хабаровске нужных реагентов. Полиция разбираться не стала, даже отпечатки пальцев не снимали, сказали – незачем. Получается, статья о  жестоком обращении с животными совсем нерабочая. Да и отношение к животным в нашей стране неправильное, - рассказывает Анна. 

После этой трагедии Аня долгое время винила себя, и все никак не получалось себя простить. Девушка находилась в шаге от того, чтобы бросить свое дело: «Думала, может это знак. И что с меня хватит. Опустились руки, я больше ничего не хотела». 

Остановило лишь то, что в приюте еще оставались «постояльцы»: больные кошки, которым требовалась помощь; животные-инвалиды, пристроить которых практически невозможно. Ради них продолжила. И продолжает до сих пор.


Больше не нужен

– Помню то утро, когда я проснулась и осознала, что являюсь владелицей собственного приюта для бездомных хвостиков. В тот момент я подумала: «И нафига я этого сделала! Теперь о спокойной жизни придется забыть», - смеется Анна.– Но потом вспоминаю, что я помогаю животным. Лечу не только их искалеченные тела, но, возможно, и судьбы. В них живет такая большая любовь к людям! Но только не все люди ее заслуживают». 

Рассказывая эту историю, Анна параллельно показывают на свою руку, по которой побежали мурашки. Однажды в «Теремок» попал пес – большой, белоснежный, с голубыми глазами полукавказец. Еле стоял на ногах, был болен чумкой. Содержать животное в приюте с этим вирусным заболеванием опасно, может начаться эпидемия. Животное было истощено до такой степени, что падало в обморок. И Анна пошла на риск – приютила собаку. В социальных сетях поместила объявление, что найден домашний пес – вероятно он потерялся. И вскоре объявился хозяин. 

– И вот он только подходит к вольеру, а собака уже почувствовала родной запах. Пес все это время лежал, не вставал, а тут – поднялся! На трясущихся лапах он идет к хозяину, в глазах стоят слезы. Владелец пса тогда еще не знал, что у него чумка. А когда увидел воспаленные глаза животного и его лихорадку, сказал, что больная собака ему не нужна. Просто развернулся и ушел. Никогда этого не забуду, для меня это стало большим шоком,- делится Анна.

Спустя время собаку вылечили. Пес окреп, и его отдали в хорошую семью. Эта история со счастливым концом, но, к сожалению, так случается не часто. Взятых из приюта животных, в лучшем случае, возвращают обратно. В худшем – снова выкидывают на улицу. 

Подобных историй Анна Ермакова знает сотни, и каждая из них оставила шрам на ее сердце. Детская мечта девушки сбылась – она открыла приют, правда вот спасти всех животных ей все-таки не удалось. Но с этим она смирилась. Или почти смирилась: «Я ведь не Господь Бог, каждому не поможешь. Но иногда так трудно говорить «нет…».

Помогаю, потому что могу

Отслеживать популяцию бездомных животных в России практически невозможно. Известно, что в крупных городах-миллионниках (а их в России 15) эта цифра колеблется в интервале от тысяч до десятков тысяч. И это только собак! И только в больших городах! При этом количество бездомных кошек невозможно подсчитать даже приблизительно. А вот количество приютов подсчитать можно – сегодня их около 150, из которых 40 построено в Москве. Абсолютное большинство приютов частные, они не имеют государственной поддержки.

– Основная причина появления бездомных животных – это безответственность их хозяев. Наверное, помочь может только система штрафов и наказаний, слов и просьб люди не понимают, - жалуется Анна. 

Часто девушке задают вопрос: «А дальше-то что?», подразумевая под ним очевидную истину – в одиночку ей проблему бездомных животных не решить. 

 – Будто бы я сама не понимаю, что это невозможно, – улыбается Анна.  – Но ничего не делать ведь еще хуже. Пусть хоть небольшому проценту животных, но я помогу. Потому что хочу, и потому что могу это сделать. Не сразу, но может постепенно проблема бездомных животных и решится. И я буду знать, что отчасти это – и моя заслуга. 

 

Частный приют «Теремок» готов принять любую помощь: корма, игрушки и наполнители для лотков, медикаменты для животных, хозяйственные товары, строительные материалы. Если вы готовы помочь «Теремку», свяжитесь с Анной Ермаковой, владелицей приюта. Тел. 8 (909) 822-38-83. 

Вернуться к списку историй

Смотрите также