Журнал
Гражданские медиа. Первое Дальневосточное социальное СМИ
Первое Дальневосточное социальное СМИ

«У нас всё просто совпало»

Автор: Арина Семёнова Фотограф: Карина Шагинян
05.11.2018

Рома не называет Юлю мамой, а Колю – папой. Он зовёт их просто по имени, потому что так привык.

Рома – приёмный сын. Обрести настоящую семью он смог благодаря программе наставничества «Стань старшим другом». Наставничество не предполагает опекунство, но в некоторых историях бывают свои исключения. Эта история как раз об этом: о том, как дружба наставника и ребёнка смогла перерасти в нечто большее. В семью. 


«Стань старшим другом» − это проект, который с февраля 2016 года реализует Детский дом №4 г. Хабаровска. Его цель – подготовить детей из детских домов к самостоятельной жизни. Наставник для ребенка - это друг, с которым можно поговорить, получить от него совет или поддержку. Это человек, который готов делиться своим жизненным опытом. 

Со второй попытки

О программе «Стань старшим другом» Юлия Мирошниченко узнала случайно. Два года назад женщина в церкви предложила ей пройти курсы наставничества: «Нужно приходить в детский дом к одному ребёнку на два часа в неделю, общаться с ним, помогать, давать представления о жизни и о семье», - объяснила она. В тот момент Юля задумалась. 

Юля − служитель церкви, работает учителем в воскресной школе. Однажды ей уже предлагали приходить в детский дом и рассказывать о Божьем слове. Тогда она наотрез отказалась: «Не смогу. Мне всех жалко. У меня не получится»

В этот раз согласилась. Появилось свободное время, которое хотелось пустить на что-то доброе и полезное. Юле хотелось помогать.
Она знала, наставник – это, в первую очередь, друг. Но сама для себя решила сразу: «Если всё сложится, и ребёнок захочет - заберу его в семью». Юлия и её муж Николай мечтали о детях. За 10 лет брака общих детей у них не появилось. У Юлии есть дочь от первого брака - Алина. 


− На самом деле, этот вопрос в нашей семье до сих пор остаётся открытым. Даёт Бог время, значит, надо делать что-то хорошее, - говорит Юлия. 

Курсы наставничества она проходила вместе с дочкой. Николай тогда спросил: «А вы хорошо подумали, девочки? Если хотите, то, конечно». 

Мама Юлии тоже когда-то давно была негласным наставником. Она работала обслуживающим персоналом в детском доме и на выходные часто приводила домой детей. 

После курсов Юле не дали подопечного, и она расстроилась. 

− В последний день курсов - выпускной, когда определяется пара наставника и ребёнка. Не всем тогда дали детей, я оказалась в их числе. Сказали ждать.   

Однажды звонок: 

− Юля, вы не передумали быть наставником? 

− Нет, конечно, нет! 

− Здесь есть мальчик один интересный - Подгорный Роман. 

Юле показалось, что это имя она уже слышала раньше. 

  А мы с тобой случайно не знакомы? 

Рома попал в детский дом совсем маленьким, вместе со своей сестрой Полиной. С родной матерью дети не встречаются, её лишили родительских прав. Папы в истории нет, и где он - никто не знает. Сейчас Роме – 12, а Полине 14. 

После того, как дети попали в детский дом, их однажды уже забирали в семью. Там не сложилось, и они сбежали. 

У мудрого маленького Ромы на этот счёт своё мнение: «Понять, простить и отпустить». Он не держит зла и даже не помнит имя женщины, которая забрала его. 


Уже потом, когда Рома стал жить в семье Юли, она узнала подробности этой истории. 

− Я его попросила подогреть что-то, а он у меня робко спросил: «Юля, а если микроволновка сломается, ты будешь меня ругать?» Я тогда удивилась: «Почему ты спрашиваешь?». По словам Ромы, в первой приёмной семье он сломал микроволновку и его сильно отругали. 

Так вышло, что у Полины и Ромы уже был общий наставник - Нелли. Кураторы заметили, что девушке трудно уделять время сразу двум детям, и приняли решение разделить их. Так Юля стала наставником Романа, а Нелли осталась наставником Полины.    

− Я когда его увидела, говорю: «Привет», он: «Привет», и смотрит на меня, я - на него. В голове одна мысль− где-то мы уже виделись. Понимаю, что он тоже пытается что-то вспомнить и не может. 

Оказалось, Юля и Рома однажды уже встречались на новогоднем утреннике, а познакомились в игре. Зрительная память не подвела. Над этим совпадением сейчас смеются: «А совпадение ли вообще?» 

«Ты не рад, что я пришла?» 

Это сейчас с уверенностью можно сказать: да, всё получилось. Рома и Юля стали по-настоящему близкими друзьями, научились доверять друг другу. Но первые месяцы отношений были тяжёлыми. 

− Прийти первый раз на два часа − есть о чём поговорить, − вспоминает Юля, − второй раз прийти − тоже, он тебя ждёт, но с каждым разом становится всё сложнее. 

Тогда она поняла – Рома ждёт подарков. А дарить подарки нельзя – это одно из самых главных правил наставников. 

− Мне очень хотелось принести ему что-нибудь, хотелось угостить, и телефон я хотела ему подарить, потому что он свой разбил. Но этого делать было нельзя, особенно дарить такие подарки, как электронику. 

Он так и намекал: «Юль, вот у меня телефон разбился, мне вот новый надо. Может стекло хотя бы поменять?». На этом Юля не заостряла внимания, кураторы предупреждали, что такое может быть. Она отвечала: «Ну да, надо. В нужное время всё будет». 


Фото из личного архива героя

Так прошло 3 месяца. Юля приходила по вторникам после работы на 2 часа. Не получая того, чего хочется, Рома в один момент вообще не захотел выходить. Была зима, Юля торопилась с работы, а когда пришла, Рома просто сказал «привет» и ушёл. 

Тогда Юля поняла, главное сейчас не сдаваться. Она признаётся, ей не было тяжело психологически, потому что у неё есть дочь, и она всегда ставила Алину на место Романа: «А если бы Алина так сделала, я ведь не отвернулась бы, не ушла?». 

− Я осталась ждать его в раздевалке. Слышу, дети говорят: «Ром, тебя там Юля ждёт», он: «Знаю», и не идёт. Там уже и воспитатели просили выйти. Пришёл обиженный. Я спрашиваю: «Ром, ты не рад, что я пришла? Я ведь к тебе прихожу и не могу понять, что не так. Я могу уйти». 

После этого Юля ещё раз объяснила Роме, что она друг и наставник, который приходит, чтобы дружить, помогать делать уроки, общаться. Тогда она попросила больше не спрашивать Рому о подарках, а на День рождения обещала сама купить ему что-нибудь. 

Рома извинился и спросил: «А что мы будем делать сегодня?». 

Рому забирают в другую семью

Первые месяцы общения наставника с ребёнком проходят на территории детского дома. Юля не оставалась с Ромой вдвоём, рядом всегда были другие дети или воспитатели. Рома тяжело шёл на контакт, долго изучал Юлю, пытался подбирать слова, боялся спросить «что-то не то». Юля не обращала на это внимание и продолжала общаться с ребёнком. Она понимала – Роме нужно привыкнуть. Но ей очень хотелось, чтобы, расставаясь, он снова хотел её видеть. Юля каждый раз придумывала новые занятия: сделать вместе часы, научиться определять по ним время, выучить таблицу умножения. А ещё приходила со списком готовых вопросов, потому что Рома не особо хотел говорить. 

− Рома, как дела?

− Нормально.

− Рома, что нового? 

− Ничего. 

И так практически на каждый вопрос. Тогда Юля подумала, что им нужно больше времени проводить вдвоём и решила начать с ним гулять. Написала нужное заявление и стала брать Рому на улицу. 

Юля знала, не может у ребёнка ничего не происходить и начала спрашивать конкретно: какие уроки ему нравятся, нравится ли ему осень или зима, спрашивала о том, чем занимался на физкультуре и что делал с друзьями. 

− Я много говорила, − вспоминает Юля, − а ещё много рассказывала о себе. 

Фото из личного архива героя

В один момент Юля заметила, ребёнку стало интересно, когда он понял – о нём хотят знать. Спустя 6 месяцев Рома начал встречать её с радостью: «Ой, Юль, привет, у меня там, знаешь, т-а-а-а-к-о-о-е случилось, я тебе сейчас расскажу! Куда сегодня идём?». Юля говорила Роме, что ей можно рассказывать всё, и когда так начало происходить, она была счастлива. 

Юля вспоминает, что одно время между ними была женщина, которая планировала  усыновить Романа, и даже на выходные брала к себе домой. Юля приходила по вторникам, и тогда Рома рассказывал о своих днях, проведённых в семье. 

Юля поняла, что ревнует. 

− Я никогда не говорила Роме, что планирую его забрать, даже не могла намекать на это. Он должен был воспринимать меня только как друга. У меня появилась ревность, но я говорила: «Ром, подумай, может быть, Анна Михайловна сможет стать тебе настоящей заботливой мамой, может быть, ты будешь с ней счастлив». Я говорила, что с ним мы будем общаться в любом случае, ведь я его друг. Там ему дарили подарки, ему это нравилось. Но он не хотел жить в той семье. Однажды он мне это сказал, и меня отпустило. 

Кухня, котлеты и фартук

Со временем Юля начала забирать Романа по воскресеньям на 3 часа. Встречи с ребёнком стали привычкой, чем-то обыденным и не вызывали никакого затруднения. 

− Юль, а сегодня мы куда?

− Сегодня домой.

− К-а-а-а-а-а-к?! К тебе домой?! 

−Да, сегодня домой. Нам нужно приготовить ужин − у меня Николай должен прийти. Он голодный, а у нас ничего нет. 

Юля вспоминает, она так просто об этом сказала, словно это было обыденностью, чем-то очень привычным и простым. Только потом поняла, что для Ромы значит такая прогулка. 


Это было обычное воскресенье, обычный ритм жизни женщины и необычный день для её маленького друга, в котором он первый раз в жизни сам делал котлеты.   

− Как это делать котлеты? В смысле жарить? 

− Нет, в смысле брать и делать из всех ингредиентов. 

У Ромы был шок. Во-первых, домой к наставнику. Во-вторых, самому помогать на кухне. Для него это было новым событием. Вечер на кухне в фартуках и домашние котлеты он запомнил на всю жизнь. 

− А что, у нас будет самый настоящий семейный ужин?

− Семейный? Ну, да, если все подойдут, то будет!

Вспоминая лицо Романа в тот момент, Юля расплывается в улыбке. 


− Тот ужин мы съели сами, домой к 7 часам никто не пришёл, а Рому нужно было отводить в детский дом. Уже на обратном пути он спросил: «А ты меня так и будешь иногда брать к себе?» 

Хорошо бы остаться у вас

Так и решили, что Рома чаще будет бывать у Юли дома, и оформили гостевой режим. Рома стал оставаться на выходные с ночёвкой. Тогда уже не было специально придуманных заданий, были обычные будни семьи, в которой появился Рома. 

Гостевой режим – это когда ребёнка из детского дома берут в семью на выходные или каникулы. Так могут делать люди, которые планируют усыновить ребёнка и смотрят, как он будет чувствовать себя в семье. Наставники тоже иногда оформляют гостевой режим, чтобы показывать ребёнку на реальных примерах, как должны строиться отношения.

− Он нам не мешал, − вспоминает Юля, − всё было по-прежнему, как будто так было всегда. В это время они начали очень много общаться с Колей. Муж очень хорошо готовит – это очень удивляло Рому, он с радостью ему помогал что-нибудь порезать, помешать.

Юля признается, что с каждым разом отправлять Рому обратно в детский дом становилось сложнее, семья привязывалась к ребёнку.

− Поначалу он спокойно уходил, так как знал, что ему нужно было идти. А потом ему стало сложнее, и мы почувствовали, что у нас ему хорошо. В детском доме он был словно в защитной маске, а с нами он научился быть таким, какой есть на самом деле. И мы его приняли таким мягким, добрым. Он понял, что с нами не нужно притворяться.


Фото из личного архива героя

Прошло уже больше года наставничества, когда Рома смог остаться в семье на целых 10 дней. Это были Рождественские каникулы. Потом были два летних месяца, а потом над Ромой решили оформить опекунство.

− Алина тогда в слёзы: «Мама! Я не ожидала, что так быстро!», − смеётся Юля. −  Алина старше Романа на два года, и хоть они хорошо общались, она просто испугалась. Алина всегда была у нас одна. Залюбленная. (смеётся).

«Ребёнка вам не дадут»

Юля пошла в детский дом и сказала, что семья приняла решение забрать Рому домой. Она начала собирать нужный пакет документов, проходить курсы приёмных семей. Рома всё это видел, всегда интересовался и стал жить ожиданием, что его заберут. Юлии и Николаю пришлось искать двухкомнатную квартиру, потому что в их однокомнатной разнополых детей оставлять не разрешали. Квартиру нашли чудом в их же доме, только в другом подъезде. Нужные документы собирали 6 месяцев. 

− Мы собрали весь пакет документов и были готовы забирать Рому. Он весь на радостях, воодушевлённый, что на весенних каникулах мы его заберём. Я подаю документы, а в комиссии смотрят и говорят: «Ребёнка вам не дадут».  

Всю дорогу до дома Юля проплакала. Это было тяжело принять, об этом нужно было сказать ещё Роме.

− Я пришла домой вся в слезах: «Коля! У нас маленький доход! Ребёнка нам не дают!» Мы его уже ждали, а нам его не дали! Мне было тяжело сказать об этом Роме, я просто рыдала. Рома тогда начал меня успокаивать: «Юль, да всё нормально будет, все будет хорошо, я же все равно с вами». Мы всей семьёй переживали, но ничего нельзя было сделать.

Это был новый виток в жизни семьи. Ребенка, как и прежде, брали на выходные и каникулы. А в мае неожиданно позвонили и сказали, что закон изменили, и Рому можно забирать.

− Я не говорила ничего Роме, − вспоминает Юля. − Я боялась, даже старалась не радоваться.

Пока переделывали нужные справки, Рому взяли на два летних месяца на каникулы. Когда точно стало известно, что ребёнка можно забирать, он был в лагере с детским домом. После приезда семья хотела его подготовить, взять на день и за ужином порадовать хорошей новостью. Получилось намного быстрее: Роме об этом сказали воспитатели. Он был счастлив. Этим же вечером семья забрала Рому.  
  
− Когда мы за ним приехали, он даже не обратил на нас внимания! Он быстро собирал все вещи, так он был рад, − смеётся Юля.

Алина - доченька, Рома - сыночек

Юлия листает фотографии: в её телефоне чередуются фото Алины и Ромы. «Алина – доченька, Роман – сыночек - так записаны они у меня, − показывает Юля, − различий между ними нет. У нас всё просто совпало, как будто, так и должно было быть».

Я смотрю на эту семью и понимаю: они все похожи. Словно родные. У Алины с Николаем одинаковый смех, ямочки на щеках и добрые улыбки. Рома похож больше на Юлю глазами, а телосложением, улыбкой и смехом на Николая.

Теперь в жизни Ромы появились настоящие семейные праздники с конкурсами и настольными играми, семейные ужины и прогулки. Два года Юля была наставником, а сейчас стала опекуном. Сама она говорит, что разницы не ощущает. В детский дом Рома ходит только к Полине и своим воспитательницам.

Дружбы с мужчинами у Ромы никогда не получалось, а папы не было. Сейчас Николай для Ромы – большой товарищ и настоящий друг. Николай вспоминает, что ребёнок понравился ему сразу при первой встрече, и хоть оба стеснялись, трудно не было. Рома смущается и признаётся, что хочет быть похожим на Николая. А Николай хочет, чтобы Рома вырос настоящим мужчиной.

Живёт Рома в семье Мирошниченко уже 3 месяца. Когда ему исполнится 18, он пойдёт в армию. «К этому времени мы подготовимся, поможем встать в очередь на квартиру, отучиться и получить профессию», − говорит Юлия.

Рома учится в 5 классе и в будущем хочет стать полицейским. Он знает, для этого нужно хорошо учиться, поэтому старается. Юля записала его на курсы английского и в секцию плавания.

Рома говорит, что его самая заветная мечта уже исполнилась - он нашел семью.


Вернуться к списку историй

Смотрите также