Журнал
Гражданские медиа. Первое Дальневосточное социальное СМИ
Первое Дальневосточное социальное СМИ

«Тебя бьют, но ты идёшь дальше»

Автор: Марина Бобришова Фотограф: Карина Шагинян
14.09.2018

«Не надо печалиться, вся жизнь впереди…», - напевает строчки известной песни Илья Жигульский, когда вспоминает годы, проведённые в детском доме. В его прошлой жизни были и драки, и бегство, и воровство. Но у него получилось. Получилось вовремя одуматься и изменить свою жизнь. Получилось найти работу, которая приносит доход и удовольствие. Получилось стать хорошим отцом, несмотря на то, что родителей у него никогда не было.

Просто упрямый

- На саундчеке нужно также «вкусно» сыграть. Ты понял?

- Понял! – Уверенно отвечает Денис, крепко сжимая в руках тромбон.

Для этих десяти ребят, которые занимаются в духовом оркестре детского дома №1, Илья Александрович не просто музыкальный руководитель. Он значит для них чуточку больше, чем обычный педагог, и понимает их лучше, чем остальные окружающие. Почему? Потому что он, как и они, сирота.


Сколько Илья себя помнит ребёнком, столько он и прожил в детском доме, а если быть точнее, там он с самого рождения. В семье их 4 брата: все от разных отцов, но мать одна. С ней он никогда не был знаком и даже, когда вырос, не пытался искать - мог, но не видел и не видит в этом смысла: «А для чего? Родитель не тот, кто родил, а тот, кто воспитал».

Воспитывать Илью было кому. Учительница по фортепиано вовремя от бокса отговорила и любовь к музыке привила, а любимый воспитатель, которого дети между собой Боря называли, руками работать научил: гвозди забивать да детские кроватки ремонтировать. Про Борю Илья рассказывает много. Благодаря ему он знает, что такое терпение и ответственность. Это он научил мальчика-подростка не терять надежды и верить в успех, даже когда очень трудно и руки опускаются.

- Боря часто брал нас в походы на левый берег. Мы оставались там с ночёвкой, а иногда жили в палатках несколько дней. В этих путешествиях хорошо было видно, кто из какого теста сделан. Там-то я и научился мужским качествам. Боря говорил: «Если взялся за дело, то делай до конца и хорошо!» В этом году у него случился инсульт, и спустя неделю, 8 марта, он умер.

Возможно, если бы не тот самый Боря, то жизнь Ильи сложилось бы иначе и неизвестно к чему бы это привело. Расставание с любимым воспитателем Илье даётся нелегко.


- Детство очень сложным было. Психику ломало. Не у всех судьба сложилась. Мне повезло, что я такой.

- Какой? Целеустремленный?

- Нет, этого мало. Упрямый просто.

Упрямство помогло Илье стать лидером в детском доме, но лидером не в самом хорошем смысле. Он не скрывает, что был трудным подростком из разряда: «Творю, что хочу, и вы мне не указ!». Часто сбегал, но всегда возвращался. «Этот вернётся!», - говорили про него.

- Каюсь за то, что был таким. Много происходило в детском доме, чего взрослые не знали. Мы друг с другом дрались, даже ставки делали – на полдник. А «стучать» ни на кого нельзя было, а то «тёмную» устроят. «Тёмная» - это когда ты заходишь в комнату, никого нет, все под кроватями спрятались, а за дверью кто-то один стоит с покрывалом. На тебя падает это покрывало, и тут же прилетает со всех сторон. Это было неприятно, но всегда справедливо: человек знал, за что получал. Или легкий вариант, когда в тебя ночью тапки со всех сторон летят.

Недостаток любви Илья и его друзья ощущали, но никогда не выставляли свои чувства на показ. Детдомовские дети учились в обычной среднеобразовательной школе наравне с «домашними», и нередко «домашним» попадало только за то, что у них есть родители.

- Прихожу в школу, смотрю, а за ребёнка всё делает мама, вплоть до того, что шнурки завязывает. Почему так? Надо мной вот старшие вчера издевались, а этого тут мама «облизывает». Потом, конечно, когда подросли, начали понимать и даже дружить стали.


С некоторыми одноклассниками Илья и сейчас поддерживает связь. С ребятами из детского дома общается лишь с единицами, а иногда намеренно игнорирует, потому что разные у всех пути и предпочтения в жизни.

- Один человек, кто со мной с самого детства – это мой коллега, он у нас воспитателем работает - Костя Сидоров. Он у нас казначеем был. Когда мы на колонке работали, все заработанные деньги у него хранили. Он ответственный был и до сих пор такой. Я ему деньги доверяю больше, чем себе.

Иоганн Бах или «Сектор газа»

До серьёзного занятия музыкой в жизни Ильи были две любимые вещи: боксерская груша и песни группы «Сектор газа». Хорошее сочетание, по его словам.

- До сих пор помню все песни наизусть. Тогда я думал, что это настоящая музыка, что это классно. Один раз я приехал в гости к брату Семёну. Ну и он, я думаю, что просто захотел «выпендриться», включил «Токката и фуга ре минор» Баха. Он мне сказал: «Вот то, что ты слушаешь – это не музыка. Сколько лет твоему «Сектору газа»? А Баху уже 300 лет!». И тогда у меня что-то щёлкнуло, я захотел заняться музыкой. Резко в один момент.

В детском доме, в котором жил Илья, был один музыкальный руководитель, к ней ходили все: и на гитаре играть, и на фортепиано, и просто слушать. Совмещать спорт и музыку стало невозможным. Пришлось выбирать: либо бокс, либо игра на инструментах. В итоге, тяга к музыке оказалась сильнее.


Вы дверь не перепутали?

Часто Илье говорят: «Да тебе просто повезло!». Повезло с женой, с работой, с покупкой саксофона и даже с тем, что он хорошо владеет английским.

- Да я в этом английском сначала даже алфавит выучить не мог. Но жизнь заставила. А многие говорят: «Вот тебе везёт». Как везёт? Я родился и говорил по-английски что ли? «Вот ты саксофон дорогой купил». Для начала я на него заработал!


Хотя везение в жизни было. Момент, который определил дальнейшую жизнь – поступление в колледж искусств на ту специальность, о которой мечтал недавно выпустившийся со школы Илья.

Наверное, этот случай можно отнести к той черте, которой Илья описал себя – упрямство. За год до выпуска из школы он решил, что будет поступать на фортепианное отделение. Даже записался на подготовительные курсы. Многие отговаривали поступать туда, ссылаясь на то, что без диплома музыкальной школы на него даже смотреть не станут.

- Мне как-то директор, эпатажный такой мужчина был, сказал: «А вы дверь не перепутали? Это он на фортепианное отделение? Ну точно нет!». Даже учительница отговаривала: «Может хотя бы на духовое пойдёшь?». А мне прям клавиши нравились. Да даже сейчас, хоть я зарабатываю, играя на саксофоне, но фортепиано всегда вне конкуренции.


- Я пришел в приёмную комиссию и сказал: «Давайте так: я попробую сдать вступительный экзамен, если сдам – вы меня принимаете, если нет, то пойду в другое училище». На этом договорились. Прихожу я значит на экзамен и оказалось, что на моё отделение недобор. Первый раз такое было. Подходит ко мне учительница, та самая, которая год меня отговаривала, и говорит: «Слушай, ты ведь хотел на фортепиано, я с завотделением договорилась. Таких как ты, плохо играющих, ещё несколько человек. Давай!». Вот это я понимаю – удача.

Илья поступил, но первое время было тяжело. Приходилось вахтёрам шоколадки дарить, чтобы пускали в зал на инструментах играть. Даже спальник купил, чтобы на ночь в колледже оставаться.

- На втором курсе я догнал своих. Но потом начал понимать, что деньги надо зарабатывать: кушать хочется и то, и это. И я перевелся в педколледж. У меня там также было моё любимое ф-но [фортепиано], гитара, хоровое дирижирование. Я получил диплом учителя музыки. Всё это мне помогло, я сейчас партитуры детские пишу.

«Я думала, что ты сидеть будешь!»

Получив классическое музыкальное образование по классу фортепиано, Илья продолжил развиваться дальше в этом направлении - освоил игру на саксофоне. Сейчас он музыкальный руководитель детского дома №1. Эта работа, как говорит музыкант, для души. Зарабатывает он в основном на частных заказах: кто-то на свадьбу позовёт, кто-то просто во дворе попросит сыграть. Разное бывает.  

Решение вернуться работать в детский дом Илья принял сам. Его не звали, да и особо не ждали.

- Я пришёл к директору, сейчас она уже сменилась, и говорю: «Я к вам устраиваться на работу пришёл». Она спрашивает: «Кем?». Отвечаю: «Педагогом. Я музыкант». Она посмотрела, очень долго удивлялась и говорит: «Да ты что? А я думала, что ты сидеть будешь». Вот так. Я был трудным подростком. Хорошо им нервы потрепал.


Приступив к работе, музыкант решил создать духовой оркестр. Пока он единственный среди детских домов в крае, а по России таких 2-3.

Илья говорит, что у коллектива уже есть уровень. Ему не стыдно показаться на больших сценах, участвовать в крупных фестивалях, не стыдно перед коллегами и друзьями. Музыкант не любит отговорок: «Ой, они же с детского дома, хорошо, что вообще хоть рот открывают».

- Не надо говорить детям, что всё хорошо, когда это не так, чтобы не обольщались. Подбадривать нужно – да. Вот мальчику говорили в детском доме, что он хорошо поет, а пришел он поступать в колледж и ему сказали: «Это что?». Со мной тоже была такая история. Психику это ломает.

Силы в будущее

Ребята играют без нот, они просто не умеют их читать – всё на слух и по памяти. Есть у них в оркестре свои особые обозначения, непонятные другим: «вилка» - значит нужно зажать трубу двумя пальцами: указательным и безымянным.

В основном, музыканты играют «попсу» и иногда джаз.

Есть в коллективе свои правила и фишки, не профессиональные, а больше житейские. Например, если кто-то в оркестре выигрывает в каком-то конкурсе, то полученные деньги делятся поровну на всех. Коллеги Ильи этого не понимают, удивляются: «Как так можно?», но он знает, что так лучше - сам через это всё прошёл. Он может и «по фени» с детьми поговорить и обнять в нужный момент.

- Когда я с детьми, они меня слушаются – уважают. Насчёт любить - не знаю, потому что это такое сильное понятие.

Алина, воспитанница детского дома, пока Илья Александрович отвлекается,  тихо говорит:

- Он как будто вкладывает силы в наше будущее.


Зачем это Илье? Он просто хочет доказать, что необязательно идти работать сварщиком или на стройку. Может быть по-другому – есть альтернатива. А ещё он хочет сделать из них команду. Такую команду, в которой все держатся друг за друга: «Так легче. Одному – нереально», - говорит Илья.

- Я стараюсь их часто брать домой. Именно свой коллектив. Это чисто моя инициатива. Вы представляете, вывести их всех в кафе и сказать: «Ребята, короче, что хотите?». Да пол моей зарплаты уйдёт на это, поэтому я беру их домой. Мы устраиваем всякие пикники, шашлыки, отмечаем дни рождения. С меня всегда простава – тортик, чай, кофе.  Я такой… немножко чокнутый, наверное, в этом отношении.

Фото из личного архива героя

Такая сильная любовь

В детских воспоминаниях Ильи нет маминых поцелуев и отцовских разговоров. Зато всё это есть у его дочери Селины. Илья знает, что у каждого человека должна быть семья и ни какая-нибудь, а настоящая:

-  Не такая семья должна быть: развелись – сошлись, ребёнок не понять где: то ли в детском доме, то ли его воспитанием занимаются другие люди, а правильная, настоящая!

Свою любовь музыкант нашёл не в родном городе, и даже не в России. Как бы странно это ни звучало, он встретил её случайно в торговом центре Кореи. Эту поездку за границу Илья тоже относит к «случаям везения».

- Один раз приезжаю к другу, он говорит: «Купили билеты и не знаю, что делать – мать заболела. Хочешь поехать?». Я такой: «Вау! Конечно, хочу». Нужен был только паспорт и деньги на карманные расходы. Я собрался и полетел. И там, в торговом центре, встретил её. Я оторвался от группы, заблудился, достал разговорник, потому что на английском я тогда не говорил, и попытался что-то объяснить на ломанном языке. Так и завязалось наше общение.


Английский Илья начал учить не потому что это модно или так захотелось, просто любовь оказалась сильнее любых языковых барьеров. По-русски жену музыканта называют Диана, но её настоящее имя - СагАодЫан, фамилия - ТхОнгсымаадАн [по два ударения на каждое слово]. Она - тайка.

- Так просто имя не выговоришь. Я тоже долго пытался и кое-как получилось.

Когда поездка подошла к концу, молодая пара приняла решение обвенчаться, чтобы доказать друг другу серьёзность отношений. И все разъехались: Илья вернулся в Россию, Диана - в Тайланд.


На момент их знакомства Илья ещё учился в колледже и одновременно подрабатывал сантехником. Копил деньги и каждый год летал к возлюбленной: убеждал родителей, да и саму Диану, в своих намерениях.

- Я никому в колледже не говорил про свою судьбу и все думали, что я такой… мажор что ли. Потому что я единственный из студентов ездил за границу. Некоторые не верили. У меня в общежитии висели фотки с Дианой. Все говорили: «А, это фотошоп, это нереально! Ну ты же студент, порой покушать нечего, а тут за границу летаешь».


В 2010 году музыкант привёз девушку в Россию. Было много проблем с документами, да и сейчас они есть, но всё преодолимо - Илья готов ко всему.

Свадьбу сыграли по всем русским традициям, для Дианы это был шок. К суровым русским морозам девушка уже привыкла, но признаётся, что поначалу было нелегко. А ещё ей трудно даётся русский язык. Дома Диана, Илья и четырёхлетняя дочь Селина разговаривают в основном на английском. Немного на тайском, когда звонят родственники жены, и на русском, потому что скоро Селина пойдёт в школу.


Илья говорит, что дочь очень привязана к нему, и, когда во время семейной фотографии, она первым делом заползает к отцу на коленки, он гордо улыбается. По утрам Селина всегда спрашивает: «Пап, как я выгляжу?», а вечером просит почитать сказку. Она мечтает о красной карманной трубе. Может быть, хочет стать музыкантом, как папа.



У Ильи тоже есть мечта. Он хочет купить себе элитный японский саксофон, стоит он почти миллион. А ещё хочет переехать в Корею, говорит, что там хорошо, и ведь там началась новая история его жизни - семейная, о которой в детстве Илья ничего не знал.


Описывая свою жизнь, Илья вспоминает рассказ о старой собаке:

- У мужика состарилась собака, и он не мог за ней больше ухаживать, не мог смотреть на неё глухую, немую. Он решил её просто полуживую закопать. Выкопал яму и начал бросать туда землю. Через какое-то время он увидел, что голова собаки появилась. Оказалось, когда он сыпал землю, собака отряхивалась от неё, притаптывала лапами и в итоге оказалась наверху. Здесь также в жизни: по башке много что бьёт и много что прилетает, но надо отряхиваться и идти дальше. Вот моя жизнь такая.



Вернуться к списку историй

Смотрите также