Журнал
Гражданские медиа. Первое Дальневосточное социальное СМИ
Первое Дальневосточное социальное СМИ

Танцующие в темноте

Автор: Арина Семёнова, Артур Муравьёв Фотограф: Алина Сахневич
29.04.2019

В Международный день танца «Гражданские медиа» рассказывают о проекте «Шаг из темноты» танцевального клуба TangoHouse, который реализуется во Владивостоке.

История проекта «Шаг из темноты» началась в ноябре 2018 года. Проект стал победителем в конкурсе Фонда президентских грантов. Идейный вдохновитель и руководитель проекта Жанна Савенко и два педагога учат незрячих людей чувствовать друг друга, устойчиво стоять на ногах и верить в то, что самая большая сила находится в них самих.

1 ФОТО.jpg

Влюбленность в аргентинское танго

Жанна Савенко занимается танго двадцать лет. Когда она  рассказывает о своей любви к этому танцу, первое, что вспоминает – это «завораживающее переплетение ног» из фильма «Танго Бар», которые и вдохновили ее на занятие танцами, еще будучи школьницей. Тогда она не знала, что танец, покоривший ее сердце, носит название «аргентинское танго», и что впоследствии она не только овладеет его техникой, но и будет обучать других.

− Я пошла искать в городе [прим. ГМ: во Владивостоке] место, где можно было танцевать. А где можно танцевать? – Смеется Жанна. – Конечно,  в бальных танцах. Туда и пришла.

Через много лет, работая преподавателем, она повезет детей на соревнования по спортивно-бальным танцам в Лондон. В ярких афишах, расклеенных по всему городу, она узнает то самое переплетение ног и увидит надпись «Аргентинское танго».

Я быстро нашла, где и в каком театре его танцуют, купила билет. Пришла на спектакль и поняла: это то, что я хотела, то, о чем я мечтала всю свою жизнь, − воодушевленно вспоминает она.

2 ФОТО.jpg

На следующий день, по словам Жанны, она набралась наглости, и пошла к солисту Мигелю Зотту, который к тому же был еще и директором [коллектива] [прим. ГМ: Мигель Зотт −  легенда мирового танго, входит в «тройку» лучших аргентинских мастеров танго этого столетия].

− Пришла и говорю: хочу танцевать! Научите меня, пожалуйста. − Вспоминает она. − Он так посмотрел на меня… (смеется), но согласился дать мне урок. На следующий день прихожу к нему, он ставит меня в позицию, и я понимаю, что все по-другому, а мне так неудобно! И это, представляете,  в Лондоне, на этой сцене, где они выступали, за два часа перед концертом!

Это стало первым толчком, который дал понять, чем спортивное бальное танго отличается от аргентинского, а также, первым толчком к тому, чтобы начать изучать танец.

После первого урока аргентинского танго Жанна вместе со своим партнером по бальным танцам Максимом Поповым долгое время изучали технику. Спустя 5 лет начали набирать учеников и даже сделали свое шоу. Идея заниматься с незрячими людьми пришла не сразу.

− Семь лет подряд у нас был фестиваль «Танго-перекресток. − Вспоминает Жанна. − Мы привозили аргентинцев сюда [прим. ГМ: во Владивосток], делали большие мероприятия на сцене театра имени Горького, концерты с включением всех наших учеников. Потом был другой фестиваль подобного плана «El Pulso Del Tango» более высокого технического уровня. И один из спектаклей мы сделали по мотивам фильма «Огни большого города» с Чарли Чаплином, где он бродяжка, добывает деньги для слепой женщины. В тот момент я еще не задумывалась заниматься незрячими людьми, но почему-то мне хотелось самой сыграть роль слепой. После спектакля мысль засела в голове: почему не попробовать? Это был 2007 год.

3 ФОТО (из архива) .JPG

3.1 ФОТО (из архива) .JPG

Фото из личного архива Жанны Савенко

Танцы помогают

Одним из первых учеников Жанны Савенко стала Евгения Меркулова. С ней она познакомилась, когда обратилась в Приморскую краевую организацию «Всероссийское общество слепых». С организацией сотрудничают и в настоящее время.

Именно с нее началось обучение, которое сначала переросло в группу из 8 человек, а потом и в полноценный проект. Евгения начала ходить на все занятия в обычную группу в качестве партнерши. Со слуха выучила многие вещи и теперь не испытывает никакого дискомфорта – танцует не хуже других.

Она танцует очень хорошо. С ней мы сделали очень много номеров. − Улыбается руководительница. – Жене 63 года, она такая худенькая, у нее много проблем со здоровьем, не только зрение. Когда смотришь на нее, то думаешь, что человек куда-то спешит, куда-то стремится и все время что-то делает. У таких людей нужно учиться жить. И вот мы с ней уже 5 лет.

Принимать участие в запуске проекта Евгения не смогла, так как перед началом сломала ногу [прим. ГМ: на сегодняшний день Евгения поправилась и уже занимается в группе].

4 ФОТО (из архива) .jpg

Фото из личного архива Жанны Савенко

 

Главная задача проекта «Шаг из темноты» не только обучение людей с ограничением по зрению базовой технике танго, но и их адаптация в танцевальной среде и улучшение пространственной ориентации, морального и физического состояния. Сегодня в проекте участвуют 24 человека. Это люди с частичной потерей зрения или тотально незрячие люди. Помимо этого в проекте занимаются три девушки с опорно-двигательными нарушениями.

Занятия в группе проходят три раза в неделю. Первый день – занятие хореографией – это физическая подготовка, упражнения на пресс, спину, возле станка. Это то, что создает базу для любого танца. Второе занятие – постановочное. Участники изучают разные наборы движений, шаги, а потом варьируют это в разные танцы. Третье занятие – танго. Первые два занятия, по словам преподавателей, тоже пересекаются с танго, поскольку все элементы специально ориентированы под него.

По проекту у нас два педагога:  Татьяна Михайловна, хореограф, и Сергей Георгиевич, который занимается техникой танго. Я занимаюсь общим руководством, то есть всем проектом. Еще веду занятие по постановкам, − рассказывает Жанна.

Во время преподавания приходится много говорить, поскольку каждый элемент необходимо проговорить. Ученикам нужно внимательно слушать, что удается не всегда. Умение концентрироваться приходит со временем. По словам руководителя, все начинает получаться, когда ученики начинают ее слушать и слышать. Но для этого нужно пройти адаптацию, которая обычно занимает около месяца:

− Человек, попав в такую среду, не привык так работать. Он привык, что ему помогли, переставили, там довели. А тут ты на слух должен делать и все сам. Да, я много подхожу,− добавляет Жанна, − они через руки меня пытаются понять, через тело, через ощущения. Но группа же большая. Ты к кому-то подошел, а остальные в этот момент должны слушать. Тут ты должен разжевать тысячу раз, их послушать тоже, иначе бардак будет полный, не разберутся ни они, ни мы. Когда они так выстраиваются и привыкают, становится очень легко и приятно работать.

В планах у руководителя – заявка на новый грант и стремление двигаться только вперед. В декабре 2019 года планируется большой отчетный концерт, в котором примут участие все ученики студии, а также аргентинские мастера танго.

Я хочу, чтобы этот проект жил дальше. − Рассказывает Жанна. Мы готовы помогать тем, кто захочет сделать подобное в другом городе. Приедем, посоветуем, сделаем семинары, а потом можно и гостить клубами.

Такой опыт в копилке клуба TangoHouse уже есть. Хореограф Егорова Светлана Адольфовна из специальной коррекционной школы-интерната для слепых и слабовидящих детей г. Артем [прим. ГМ: Приморский край] уже сотрудничает с клубом:

Светлана Адольфовна приезжает ко мне, занимается по субботам. − Объясняет Жанна. − Я с ней занимаюсь танго, а она со своими ребятками. Я тоже периодически к ним езжу, помогаю. В основном мне надо ее научить, чтобы она как педагог своих ребят научить смогла. Они уже тоже танцуют. Я думаю, что они к концерту нашему отчетному присоединятся.

Жанна признается, танец – это большая работа над собой. Успеха можно достигнуть только лишь при многократном повторении. Приходится держать учеников в тонусе и не позволять им расслабляться:

− Они у меня, на самом деле, пряники на занятиях не получают, − смеется она. – Я с ними строго. И они это понимают. Нельзя давать слабинку, иначе разговоры будут бесконечные. Будешь уговаривать, а смысл? Они же хотят результатов. Не получается? Все равно делайте.  Сегодня-завтра не получилось, послезавтра обязательно получится. Какая разница: взрослые или не взрослые? Вернее: больной или не больной? Мы же такие же люди все. Ну, да, у них все немного сложнее и дольше весь этот процесс, но мы проходим все те же самые этапы.

5 ФОТО + соц.сеть .jpg

«Двигаешься и чувствуешь, что ты живешь»

Наталья Шумейко, участница проекта, признается, что поначалу даже плакала от обиды, что у нее не получается. Потеряв зрение, она долго не могла определиться, чем заняться. Раньше она хорошо вязала, вслепую пока этого делать не выходит – упускает петли. Занятия танго позволили ей выйти из дома. За год занятий смогла добиться заметных успехов. Но самое большое внешнее достижение для женщины в том, что она снова может носить каблуки:

Я, когда пришла сюда, вообще ничего не умела. Училась слушать. Конечно, легче посмотреть и повторить. Сначала училась слушать книги, мысли улетали. Привыкла глазами читать. – Делится женщина. − Так же и здесь: нужно было слушать преподавателя. Надо было думать, какие ноги, руки куда поставить, и в это время еще слушать музыку, чтобы попадать в такт. Еще, конечно, сбиваюсь, но я уже так не огорчаюсь и так не плачу. Уже на это с улыбкой смотрю, знаю, что у меня получится. Я вижу, что ноги раньше вообще не отрывались от пола, на одной ноге стоять не могла, чтобы равновесие удержать. А сейчас уже лучше. Я даже достала свои сапоги на каблуках! Год назад падала даже без них. Хожу, правда, с палочкой, но знаю, что если и подверну ногу, то, по крайней мере, успею выровнять свое тело.

Занятие танцами, по словам Натальи, дают ей энергию и желание жить:

Идешь сюда порой ну еле-еле, а позанимаешься, давление приходит в норму, энергия появляется, кровь по жилам разбегается. Я прихожу домой и еще в этот день делаю что-нибудь, в другой же день без занятий просто валяюсь, сил нет. – Смеется она. − А силы воли самой не хватает гимнастику дома делать, а сюда надо идти, здесь ждут. И чем больше занимаешься, тем больше хочешь идти сам.

6 ФОТО + соц.сеть.jpg

Добраться до TangoHouse для другой участницы проекта, 65-летней Татьяны Лапиной, большая проблема. Это две пересадки на автобусе и 11 этаж здания, в котором по субботам не работает лифт. Но это, по словам женщины, преодолимые трудности, которые на сегодняшний день уже привычны. Татьяна отмечает, что добираться до занятий ей приходится с помощью посторонних людей, которых она просит о помощи:

Мне нужно пересаживаться, и я обращаюсь к людям. Люди очень отзывчивые мне встречаются, очень добрые. За это время не было ни одного такого момента, чтобы я встретилась с грубостью или меня проигнорировали. Я обращаюсь за помощью, и мне эту помощь оказывают и сами предлагают.

Каждое занятие, отмечает женщина, ей нравится за то, что в каждом есть свое достижение – это ее вдохновляет. Хореография дается труднее всего, приходится прорабатывать все группы мышц и прилагать больше усилий:

Мы делаем упражнения у станка стоя, потом сидя и лежа. И для ног идут и для пресса, очень много упражнений для пресса, − смеется Татьяна. − Нам даже сказали, что мы будем делать шпагат! И в мои 65 лет делать шпагат – это фантастика! Уверенность прибавляется. И радость от движения прибавляется. С каждым днем.

7 ФОТО.jpg

 

Евгения Банеева, еще одна участница, улыбается и говорит, что стала ощущать себя гораздо женственнее благодаря танцу. В группу Евгению позвали девушки, когда она потеряла зрение. Признается, что пришла без особого энтузиазма и желания. Сегодня, через год занятий, смеется, что, даже гуляя, шаги [прим. ГМ: шаги из танца] сами получаются:

− Нам, конечно, поначалу было сложно. Жанна Николаевна в меру строгая (смеется), но это добавляет нам дисциплины. Она просто чудесный педагог, привлекла еще двоих, чтобы мы дальше уже продолжали развиваться. – Рассказывает Евгения. − Я понимаю, что сейчас, когда иду просто по улице, стою в супермаркете в очереди, я себя совершенно иначе чувствую. И осанка появилась, стать какая-то даже. Бывает, после растягивания появляется благородная боль. Тогда ты понимаешь, не зря вчера работал. И ты двигаешься, и чувствуешь, и ты живешь!

8 ФОТО.jpg 

Помимо незрячих людей, в группе занимаются девушки с опорно-двигательными нарушениями. Одна из них – Марина Яровая. Девушка пришла в группу два года назад, когда не было еще полноценного проекта. Причина – серьезная авария, после которой Марина долгое время не могла  ходить и двигаться. Ей посоветовали занятия танцами, которые могли помочь. Так она оказалась ученицей Жанны Николаевны. Сегодня, по словам Марины, она может делать то, о чем раньше даже и не могла мечтать.

− Я уже не представляю себя без этого, я с удовольствием приезжаю, жду, когда же у меня начнутся мои танцы, − рассказывает Марина. −  Я думаю, что если бы я сюда не ездила, то до сих пор бы сидела дома и никуда бы не выходила на улицу.

9 ФОТО (из архива) .jpg

Фото из личного архива Жанны Савенко

Единый организм

Танго – взаимный процесс. Постепенно в группу добавляются и новенькие, поэтому уровень владения техникой у всех разный. Для их обучения сформирован свой процесс, в котором им помогают не только преподаватели, но и сами участники.

− Я ставлю впереди опытных танцоров, второй обнимает за тело и списывает [повторяет движения]. Так мы работаем. – Объясняет Жанна. – Дала задание, например, восьмерку – с одними исполнила, теперь говорю, ваша задача научить новеньких, как учителя. Вот они там топчутся – объясняют (смеется). Во-первых, те, обучая, тоже начинают лучше понимать, во-вторых, начинают лучше следить за собой. В этом особенности. Хотя их освоить может каждый, было бы желание.

Участники смеются, называя весь процесс «единым функционирующим организмом».

10 ФОТО.jpg

 

«Они же ждут, надо бежать»

Уметь управлять проектом и показывать результаты – большой труд и часто испытание для самой руководительницы. Порой не хватает времени на сон и себя, приходится заниматься бумажными делами, от которых избавиться невозможно. С одной стороны, по словам руководителя, такая загрузка стимулирует работу и позволяет избавить голову от хаоса. С другой отнимает много времени. Признается, эти часы лучше бы потратила на пошив костюмов, которыми она также занимается сама.

− Бывают моменты, когда тяжело и хочется все бросить. – Отвечает на вопрос о трудностях Жанна. −  Как-то они быстро проходят, я стараюсь на этом сильно не зацикливаться. Вот Женя, например, должна была быть в проекте, а нет, ломает ногу. И вот оно тоже – новое испытание, значит надо пережить с ней вместе, помочь ей и пойти с ней дальше. Значит, это следующий этап развития. Вот так и воспринимаю. Бывает, конечно, идешь и думаешь: как тяжело, нахрена это все надо? Зачем оно? А потом на следующее утро просыпаешься и думаешь: как зачем? Ну надо же! Они же ждут, надо бежать (смеется).

11 ФОТО.jpg

11.1 ФОТО.jpg



Вернуться к списку историй

Смотрите также