Журнал
Гражданские медиа. Первое Дальневосточное социальное СМИ
Первое Дальневосточное социальное СМИ

Большой меценат в маленьком городе

Автор: Ирина Марсенко Фотограф: Ирина Марсенко
17.08.2018

Небольшой солнечный город Токмок славится своей тысячелетней историей и завораживающими горными пейзажами. Здесь живёт Усенбек Есенбаев – человек, который от чистого сердца помогает нуждающимся и мечтает о возрождении города. Его называют настоящим патриотом своей страны, большим интернационалистом и меценатом.


«Какой-то деревенский мальчик…»

Усенбек по национальности киргиз. Ему 72 года. Родился в селе Тилекмат (Джеты-Огузский район, Иссык-Кульская область). С детства проявлял тягу к знаниям, учёбе, что помогло ему по окончанию школы поступить в Московский автомеханический институт на автомобилиста. Закончил он его в 1969 году.

– …какой-то деревенский мальчик, который жил в какой-то деревне, пришел во Фрунзе [ныне Бишкек – столица Кыргызстана], сдал документы и поступил в Москву. В село я приехал, там все были поражены, мать плакала, она в 57-м году там была на выставке достижений народного хозяйства – потом мне говорила: «Там столько людей, ты потеряешься!» Я же сказал ей, что не потеряюсь, не один еду, нас шестеро человек.

IMG_0430.jpg

За свою жизнь он много чем занимался: ремонтировал машины, был главным инженером, в горкоме работал, затем директором собственного авторемонтного завода – это семейное предприятие он сохранил, когда в стране приватизировали имущество.

– Я ремонтировал легковые машины. Сейчас на заводе в основном занимаются кузовными, малярными, разными работами, но в целом работы мало – выживаем, честно говоря…но по крайней мере мы это предприятие сохранили, т.к. после волны приватизации в Токмоке от большинства заводов остался лишь один фундамент.

IMG_0459.jpg

Усенбек стал заслуженным работником завода в 1995 году, когда он вместе с сотрудниками создал и выпустил первый киргизский вариант микроавтобуса «Токмок». Спустя некоторое время он построил первый и до сих пор единственный плавательный бассейн в Токмоке:

– …мы ещё с сыном начали строить, а заканчивал я уже один. Даже наш второй президент Бакиев приезжал на открытие и, видимо, за то, что в такое тяжёлое для Кыргызстана время я построил самостоятельно бассейн, он сказал, чтобы меня наградили медалью «Даңк» за успехи в производстве, за то, что сохранил рабочие места.

IMG_0442.jpg

Усенбек уже на пенсии, но продолжает трудиться на заводе. Сейчас он – председатель совета директоров. У него несколько предприятий – авторемонтный завод, фирма по выработке медицинского технического кислорода, две финансовые микрокредитные компании («Кредитный союз»):

– Я за ними присматриваю, контролирую, так сказать, потому что считаю так: «Деньги хуже чем мёд – липнут к рукам».

Героя часто приглашают в местные школы, где он он рассказывает ученикам об истории города и читает стихи Пушкина. Он уже 15 лет заведует кафедрой «Автомобильный транспорт и сервис» в институте-филиале Кыргызского государственного технического университета им. И. Раззакова:

– Я преподаватель, звание – профессор, заведующий кафедрой. За все эти 15 лет ни сома [прим.: сом – кыргызская валюта] не получил там – отказался. Свою зарплату я направляю на развитие лабораторной базы института. Они закупают всё, что хотят, что им нужно для опытов и занятий.

Без благотворительности сейчас тяжело

– Ему нравится делать добро, помогать людям, которые к нему обращаются, он старается никому не отказывать. У него дома постоянно много людей, он очень гостеприимный – к нему идут люди с просьбами, без кружки чая они не уходят. По своей натуре он добрый человек. Тем более, у него есть возможность помогать. – Поделилась помощница Усенбека Альфия.

IMG_0456.jpg

Всю жизнь семья Усенбека Есенбаева помогала людям, однако фонд он организовал в ноябре 2013 года в честь своего сына Турсунбека, который был убит в 2007-м году. Этот фонд находится в Токмоке, при авторемонтном заводе. Поддерживает пожилых людей и спортсменов, а также тем, кому требуется срочное лечение.

– На лекарства мы даём деньги почти каждый день. Потому что каждый день приходят пожилые люди. Еле ходят – со слезами или под ручку их приводят. Мы никогда не отказываем. Мой главный бухгалтер Альфия. Как только к ней подходят с рецептом, сразу же выдаёт на лекарства столько, сколько надо.

Пока мы беседовали с Усенбеком, к нему несколько раз подходили люди поздороваться, один из них оказался двукратным чемпионом мира по гиревому спорту. Он недавно, благодаря помощи фонда Есенбаевых, смог съездить на соревнования в Барселону. Вернувшись, он похвастался Усену Есенбаевичу медалью и фотографиями.

– Ещё очень много помогаем спортсменам. Сейчас же спорт такой – если деньги нашел, то едешь на соревнования, а другим как? Вот мы помогаем с этим, оплачиваем поездки. У нас же фонд, мы от семейного бюджета туда закладываем порядка 300000 сомов (~3000$; ~291000 рублей) в год, иногда расходов больше выходит. 300000 – это неплохие деньги для Кыргызстана, у нас зарплаты и пенсии пониже, чем в России.

IMG_0465.jpg

Сюда люди приходят каждый день за помощью или с благодарностью. Обращаются врачи, если кому-то из пациентов необходима сложная операция:

– Недавно женщина, лет за 50, обратилась с какой-то серьёзной болезнью по-женски, пришла, говорит, если не сделать операцию, то всё… у неё на это не было никаких средств, мы ей полностью обеспечили всё, и прямо здесь, в Токмаке, её прооперировали. Уезжая, она благодарила нас, была счастливая. Значит, помогло.

– Есть ещё на моей памяти такая семья, – добавила Альфия – которая пришла к нам, просила материальную помощь, так как у них сын был больной, он не разговаривал – какие-то проблемы со слухом. Мы оказали им помощь в размере 10000 сом, по сей день они нас благодарят, мальчика прооперировали в России, он уже начал потихоньку разговаривать, его скоро собираются в школу вести. 

Усенбек знает, что некоторым нужны не просто деньги, а заработок, поэтому он старается обеспечивать людей рабочими местами. Также он понимает, что оказать помощь всем и каждому ему не по силам, как бы он того ни хотел:

– Мы всё же финансово ограничены, это факт. У нас комиссия есть, они говорят, на этот год 300 тысяч заложим и всё. Больше не могут. Мы же всё с прибыли отдаём. Прибыль – это деньги акционеров. Я вечно уговариваю, мол, слушайте, ну надо же людям помогать. Потом проголосуем, некоторые «против» – говорят: «Никаких! Это вы наши деньги раздаёте!», я говорю: слушай, в жизни всякая бывает, ты заболеешь, тебе тоже надо будет собрать деньги и помочь. Даже в городе в 50 тысяч населения всегда есть нуждающиеся.

Бывает и так, что люди, которым помогли, приходят недовольные.

– Допустим, даёшь 3000 сом, говорят: «Мало!». Хотя для Токмока это деньги. У некоторых зарплата 4 тысячи (минимальная). А они к Альфие потом приходят и ругаются: «Почему только 3 тысячи дали!?». 40-50 тысяч рублей – это большие деньги в нашем городе. У нас в банках кто работает – и 10 тысяч, и 7, и 5 есть… хотя в банках считается хорошая зарплата. Организовать рабочие места для людей – это тоже очень важно, и это непросто. Без благотворительности сейчас тяжело. И всем тяжело отказать.

– Да, было такое, приходили люди, которые были недовольны помощью, но, извините, всему миру мы помочь не можем, большие суммы мы не могли раздавать каждому... – говорит Альфия. – Бывали такие, да, причём они не поясняли, на что конкретно не хватало, думаю, что на лечение. Мы не знали, как к этому относиться, но ничего не стали предпринимать. В мире итак много зла и несправедливости, мы стараемся хоть как то дать людям добро.

Случается, что некоторым приходится отказать. К примеру, на момент интервью (конец июля) Усенбек поделился, что в фонде от 300 осталось 70 тысяч до конца года. Он намерен сделать всё, чтобы поспособствовать привлечению денег:

– Мы же будем снова собирать акционеров, просить, уговаривать, уламывать, чтобы добавить денег. Всего в комиссии 11 человек, там 3 «против», остальные «за» – помогут!
Рядом с бассейном мы построили торговый центр двухэтажный, 1500 кв. м., средства нашёл я, и сейчас для 50 человек будут рабочие места – это тоже очень хорошо. Для Токмока это много, город то маленький.

Горю вопреки

– «Часто говорят: кто правнука видел – счастливый человек» – это на самом деле так, потому что мне уже 72, и я счастлив, что я столько прожил. Вижу своего правнука, как он радуется, садится ко мне на руки и начинает крутить пальцы, я смеюсь, говорю, наверное, автомобилистом будет!» По стопам прадедушки пойдет.

IMG_0433.jpg

Усенбек – богатый человек: у него от двух дочерей и сына 7 внуков и 1 двухлетний правнук. Но однажды он пережил несоизмеримое горе – его сына убили, когда тому было 30 лет. С трудом и мокрыми от слез глазами отец вспоминает произошедшую с его единственным сыном трагедию – обрывисто, стараясь сдержать эмоции, герой рассказал о гибели сына, Турсунбека:

– С Красноярска друзья приехали, он их повёз на Иссык-Куль. Сидели они на берегу, Турсунбек приглядывал за детьми. Тут подъехали ребята на иномарке. Он до этого купил детям – дочке и сыну – мороженое, сказал: «Посидите, только без меня не купайтесь. Я через 15 минут вернусь», сел к этим ребятам в машину и так и не вернулся…

Тело нашли далеко от места, где Турсунбек разошелся с детьми. Парня стукнули тупым предметом в затылок и сбросили в озеро, будто он утонул. Но, по словам отца, Турсунбек умел хорошо плавать. Милиция делом заниматься не стала.

В то время там орудовала авторитетная криминальная банда. Отец думает, Турсунбек столкнулся с ними случайно. Парнем он был спортивным, «и характер такой – никогда не отступал». Все возможные свидетели тогда отказались от показаний, потому что им «пригрозили».

IMG_0428.jpg

– Я нанимал частных сыщиков, деньги им платил, они месяц расследовали, потом пришли ко мне и говорят: «Вы извините, мы вам можем вернуть все деньги, но с этой бандой нам неохота связываться». Я им сказал, не надо возвращать, вы же трудились месяц. Так получилось, его уже не вернуть… а этих Бог накажет.

Так и вышло – авторитета застрелили.

– Его сын был очень хорошим, светлым человеком. У него было много планов на свою жизнь, и вот Усен Есенбаевич старается воплотить все его задумки в реальность. Он построил эту площадь, бассейн, он старается сделать всё то, что хотел, но не успел его сын. Несмотря на пережитое горе, несчастье, он всё равно остается таким же добрым и оптимистичным человеком, – говорит Альфия.

Пережив трагедию, Усенбек продолжил все то, чем они занимались с сыном - это придает ему силы. Благотворительность для него стала более осознанной – люди, познавшие горе, понимают других как никто иной. Сейчас он старается помочь другим людям, потому что хочет и может. То, как с ним обошлась жизнь, Усен Есенбаевич принял и смирился. Его сын живет в его сердце, в каждой его новой постройке, в его детях. Он счастлив, что есть внуки, которым он помогает во всём. Он горд и спокоен за свой род.

Книги, путешествия, три товарища

На пенсии Усен Есенбаевич начал писать книги. Уже вышло 3 – автобиографические документальные повести. Герой сравнивает себя с советским и киргизским писателем Чингизом Айтматовым, который не мог писать произведения на киргизском.

– Если напишешь, когда родился, когда учился, когда в комсомол или в партию вступил – это никому не будет интересно, никто не будет читать. Любому изданию надо художественность создавать, обязательно хоть немного вымысла должно быть. Нужно интересно рассказывать. Я вот писал, как в Москву приехал в первый раз, в первой книге я повелеваю судьбой. На русском языке книги пишу, на киргизском не получается.

Первая книга Усенбека – автобиографическая: про себя, про семью, интересные случаи из жизни, немного о странах, где успел побывать. Уникальна тем, что ему удалось собрать своё генеалогическое древо вплоть до начала 1800-х годов. Именно эта книга нравится Усенбеку больше всех, поскольку она семейная.

IMG_0483.jpg

Во второй книге подробно описаны путешествия героя по миру: «Мир надо смотреть!» Практически в каждой стране Усенбек покупал книжки-путеводители, которые потом пригождались ему в написании этой книги.

– Вот мне 72 года – я ни одного дня на курорте не отдыхал. Мы вот соберёмся с друзьями (одноклассниками) и путешествуем. Как-то к Толику в Америку в гости ездили на месяц. Германию объездил на машине вдоль и поперек, Европу всю объездил, Китай (Пекин, Шанхай, Харбин), Иран и так далее. Просто мне интересно, мы уезжаем, месяц где-то покатаемся и возвращаемся. С возрастом уже, конечно тяжело ездить, но я мечтаю побывать в Индии.

Усенбек считает, что Европу должен посетить каждый. Рим, Париж и Амстердам герой посетил по три раза, поскольку эти города вызвали у него особую симпатию. Впечатления произвёл на него и китайский город Харбин, который построили русские. 

Так в воспоминаниях всплыл один забавный случай из американского путешествия:

– Вот тоже в Америке Брайтон-бич знаменитый, там по телефону матерятся по-русски. В любое заведение зайди – все по-русски разговаривают. Я ради интереса зашёл в парикмахерскую, ну, думаю, месяц жить в Америке, хоть подстригусь. С Валерой и Толиком пошли, я зашёл, а мне «Здравствуйте, – говорят, – земляк откуда-то появился! Вы откуда? С Казахстана? – Нет, говорю, с Киргизии. – А-а-а, знаем мы Киргизию!» Там в парикмахерской работают в основном наши соотечественники, евреи. Там везде написано: простая стрижка – 10$, для нас дорого, для них нормально, конечно. Меня спросили: «Ты что, эмигрант? – я говорю, нет, в гости приехал, отпуск. – Ой, счастливый человек!» Сидим, посмеиваемся, я спрашиваю, а сколько у меня волос на голове? Он говорит: «Ну…процентов 50 осталось уже», а я такой: «А, ну тогда вы с меня 5$ возьмёте!», они все как расхохотались там! «Первый раз слышим такого шутника!» Вы же сами сказали, что 50% волос осталось, значит, возьмите 5$, а не 10. Смеялись, спрашивали про Киргизию, и когда я рассчитываться стал, я им 10$ даю, а они мне 5 возвращают. Я сказал, что пошутил, а они мне: «Нет! Это по-мужски!» Ещё и кофе угостили.

IMG_0477.jpg

Третья книга вышла недавно – в середине июля, – «Мои друзья – моё богатство»:

– Переделал слова Кикабидзе [Вахтанг Кикабидзе], он же пишет «Мои года – моё богатство», песню такую пел. Много было названий, но мне понравилось «Мои друзья – моё богатство». Начал я со школьных своих друзей: Валера – в Германии живёт, Толик – в Америке живет, Валя – в Казахстане, Гена – в России. Мы же все до сих пор дружим, поздравляем с днём рождения, с Новым годом. Потом студенческие друзья, с которыми я очень близко общаюсь, после студенчества идут годы становления, другие друзья появились. И вот сил у меня хватило вместить 32 друзей, из них я кратко каждому посвятил 10-12 листов [20-24 страницы]. Всего получилось 620 страниц.

IMG_0490.jpg

Свои книги герой не продаёт, а дарит. Очень хочет переиздать первую книгу, поскольку первое издание немного «запороли» при печати, т.к. материалы оказались не очень качественные. Новых книг не планирует, очень тяжело:

– С последней книгой мучился три года. Мне кажется, мои последние волосы выпали из-за этих книг (смеётся). Мне даже жена говорит, что сижу ночами, постоянно за работой. Но я доволен тем, что эти книги на память останутся моим внукам, правнукам. Самое интересное – я на компьютере не умею работать, я только могу новости почитать, сплетни, а писать – от руки пишу. Потом Альфия всё перепечатывает, затем я начинаю редактировать. Бывает так: одну книгу 3-5 раз переписываю, это столько нервов надо… иногда заброшу – неохота, думаю, мозги пусть отдохнут. И так несколько месяцев вообще ничего, а потом вдохновение появляется – и снова за работу.

IMG_0485.jpg

Усенбек однажды был стилистическим редактором – редактировал книгу «УНАИС продолжение Акыл арман – Горе от ума» писателя Мелиса Арып-Бека (кыргызский журналист, публицист). Книга посвящена памяти тех, кто нашёл свою смерть на чужбине вдали от Родины, а также о героических женщинах Кыргызстана.

Дружба народов?

В последнее время вопрос национальности в Киргизии стоит остро: после развала Советского союза дружба народов превратилась в «сожительство», где хозяева иногда упрекают соседей. На этой почве часто случаются конфликты между киргизами, русскими и другими национальностями, которые живут в Киргизии. Чаще всего это относится к гражданам среднего возраста.

Усенбек, будучи киргизом, относится к этой проблеме негативно и с недопониманием:

– У меня много друзей разных национальностей: вот Анатолий Ким – кореец, Валерий Торгашин – украинец, есть белорусы, казахи, русские…ну а что делить то? Наоборот, надо объединять народ! Раньше в Советское время дружба [народов] была такая, что не говорили, кто ты, киргиз или русский. Вот я учился в Москве – никто ни разу не сказал мне, что я киргиз. Все равны были. А вот Союз развалился – резко стали делиться.

IMG_0468.jpg

По словам героя, такие конфронтации сильно отражаются на численности населения. При СССР Токмок насчитывал около 70 тысяч граждан, теперь же их едва ли за 50 тысяч:

– Я же председателем совета аксакалов города Токмока являюсь, я стариков собираю в этом кафе, чай пьём, общаемся, плов нам наши девочки сделают. Мы никогда друг друга не тыкали пальцем, уже за 70 всем давно. Сейчас вот другое время стало… это нехорошее явление. В городе очень много национальностей. При людях они все обнимаются, а такой дружбы как раньше уже нет. Разделились в буквальном смысле – дунгане отдельно, уйгуры отдельно, узбеки отдельно… Киргизы себя по-своему воспринимают, как коренную нацию. Русских, к сожалению, становится всё меньше. Это народ, который нас поднял. Я даже в своей книге написал, что благодаря русскому народу мы сейчас на таком уровне. Сейчас посчитать если, в Токмоке русских осталось очень мало. Многие из них едут к родственникам в Россию, оформляют пенсию и возвращаются сюда. И я считаю, что это хорошо, более демократично.

Усенбек сам часто ездит в Россию, в Калининград, именно там живут его однокурсники. До сих пор они дружат, встречаются.

От автора

«Коноктуу уйде кут бар» – «Гость – благодать дома». Гостеприимство – одна из главнейших традиций киргизского народа. Издавна сложилось так, что любого путника, который оказался у двора, приглашали в дом, накрывали стол и только потом задавали вопросы. Практически так же получилось и со мной, только с вопросами пришла я. Усадили в столовой, принесли только приготовленную самсу и стакан домашнего компота.
Меня встретила Альфия и перед беседой показала мне окрестности: площадь, построенную в честь сына, смотровую площадку, откуда виден весь город и горы. После интервью Усенбек отвел в свой кабинет, где он проводит основную часть своего рабочего времени. Над столом висят два портрета – портрет сына и портрет брата. На столе – «новоиспеченные» книги и семейные фотографии. 
Вернуться к списку историй

Смотрите также